Comparative analysis results of surgical treatment, chemoradiotherapy and chemotherapy with assessment of prognostic factors in cervical esophageal cancer

Cover Page

Cite item

Abstract

Aim. To analyze the results of treatment and prognostic factors of survival in patients with cervical esophageal cancer (CEC) who received surgical treatment, chemoradiation therapy and chemotherapy.

Materials and methods. The retrospective study included patients with a verified diagnosis of CEC treated at the Petrov National Medicine Research Center of Oncology from 2009 to 2018 and divided into three treatment groups: surgical treatment, chemoradiotherapy and chemotherapy. The endpoints of the study were overall survival (OS) and relapse-free survival (RFS).

Results. Ninety-seven patients were included in the study: 48 in the surgical group, 30 in the chemoradiotherapy group and 17 patients in the chemotherapeutic treatment group. The average age of patients was 59.2±10.4 years. The median OS in the surgical group was 39.1 months, in the chemoradiotherapy group – 23.9 months and 8.9 months in the chemotherapy group; the overall 3-year survival rate was 51.0% (95% CI 36.4–71.7), 44.9% (95% CI 26.9–74.9) and 26.0% (95% CI 9.9–68.2), respectively. The overall 5-year survival rate for the surgical group and the chemoradiotherapy group was 40.0% (95% CI 25.8–62.0), and 44.9% (95% CI 26.9–74.9), respectively. The presence of coronary heart disease is associated with a significant decrease in OS. The median disease-free survival in the surgical group was 19 months, in the chemoradiotherapy group – 11.5 months and 3.4 months in the chemotherapy group; the relapse-free 3-year survival rates were 44.1% (95% CI 30.2–64.4), 25.0% (95% CI 11.7–53.4) and 14.3% (95% CI 4.0–51.5), respectively. The relapse-free 5-year survival rate for the surgical treatment group and the chemoradiotherapy group was 34.6% (95% CI 21.6–55.3), and 25.0% (95% CI 11.7–53.4). The presence of peptic ulcer disease was statistically significantly associated with higher overall and RFS regardless of the treatment received.

Conclusion. In our study, surgical treatment of the CEC showed better overall and RFS rates compared with chemoradiotherapy. The presence of coronary heart disease and peptic ulcer disease are prognostic factors for overall and RFS.

Full Text

Введение

Рак шейного отдела пищевода (РШОП) является редким заболеванием и составляет менее 5% случаев рака пищевода [1]. Тактика лечения РШОП в настоящее время не имеет консенсуса из-за низких показателей заболеваемости и распространенности, а также в связи с незначительным количеством клинических исследований, проведенных на группе пациентов с РШОП. Большинство данных об эффективности лечения РШОП получено путем экстраполирования результатов при исследовании опухолей гортаноглотки и грудного отдела пищевода, однако анатомически они различны [2, 3].

Лечение РШОП включает в себя хирургическое лечение с проведением неоадъювантной химиотерапии либо без нее, а также дистанционную лучевую терапию в сочетании с химиотерапией [4–6]. Хирургическое лечение остается предпочтительным методом лечения, однако оно связано с высоким риском осложнений и смертности. Лучевая терапия в сочетании с химиотерапией в исследованиях продемонстрировала более высокие показатели качества жизни за счет сохранения гортани и пищевода [7], а также добавление химиотерапии улучшает локорегионарный контроль у данной группы пациентов [8–10].

В исследовании мы изучили результаты лечения и прогностические факторы выживаемости у пациентов с РШОП, получавших хирургическое лечение, дистанционную лучевую терапию в сочетании с химиотерапией и паллиативную химиотерапию.

Материалы и методы

В ретроспективное исследование включено 95 пациентов с верифицированным диагнозом РШОП, получавших лечение в ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» в период с 2009 по 2018 г. Стадирование опухолевого процесса осуществлялось согласно классификации TNM 7-го пересмотра на основании следующих диагностических методов исследования: магнитно-резонансная томография мягких тканей шеи с внутривенным контрастированием, компьютерная томография органов грудной и брюшной полостей с внутривенным контрастированием, фиброэзофагогастроскопия и фиброларинготрахеоскопия.

Все пациенты разделены на 3 группы в зависимости от характера лечения: группа хирургического лечения с послеоперационной дистанционной лучевой терапией в сочетании с химиотерапией, группа дистанционной лучевой терапии в сочетании с химиотерапией и последующим хирургическим лечением в случае неполного ответа на лечение или прогрессирования и группа химиотерапии, в которой хирургическое лечение пациентам выполнялось с паллиативной целью (трахеостомия, гастростомия). Характеристика групп пациентов по стадии TNM представлена в табл. 1.

 

Таблица 1. Стадия опухолевого процесса

Table 1. The stage of the tumor process

Показатель

Все пациенты

Группа 1

Группа 2

Группа 3

p

cT

0

2/92 (2,2%)

2/45 (4,4%)

0,0722

1

12/92 (13,0%)

9/45 (20,0%)

3/29 (10,3%)

2

36/92 (39,1%)

20/45 (44,4%)

9/29 (31,0%)

7/18 (38,9%)

3

42/92 (45,7%)

14/45 (31,1%)

17/29 (58,6%)

11/18 (61,1%)

4

2/92 (2,2%)

2/45 (4,4%)

cN

0

20/90 (22,2%)

12/44 (27,3%)

6/28 (21,4%)

2/18 (11,1%)

0,7457

1

41/90 (45,6%)

17/44 (38,6%)

15/28 (53,6%)

9/18 (50,0%)

2

20/90 (22,2%)

10/44 (22,7%)

5/28 (17,9%)

5/18 (27,8%)

3

4/90 (4,4%)

3/44 (6,8%)

1/18 (5,6%)

x

5/90 (5,6%)

2/44 (4,5%)

2/28 (7,1%)

1/18 (5,6%)

cM

0

86/92 (93,5%)

43/45 (95,6%)

27/29 (93,1%)

16/18 (88,9%)

0,5659

1

6/92 (6,5%)

2/45 (4,4%)

2/29 (6,9%)

2/18 (11,1%)

Стадия

I

1/80 (1,2%)

1/35 (2,9%)

0,2111

II

11/80 (13,8%)

6/35 (17,1%)

4/28 (14,3%)

1/17 (5,9%)

III

49/80 (61,2%)

24/35 (68,6%)

16/28 (57,1%)

9/17 (52,9%)

IV

19/80 (23,8%)

4/35 (11,4%)

8/28 (28,6%)

7/17 (41,2%)

 

Хирургическое лечение заключалось в удалении первичной опухоли шейного отдела пищевода и пораженных лимфатических узлов.

Лучевая терапия. Дистанционная конформная лучевая терапия проводилась на линейном ускорителе Novalis на зону опухоли шейного отдела пищевода и метастатически пораженные лимфатические узлы в суммарной очаговой дозе 66–70 Гр и на зоны субклинического поражения и клинически негативные регионарные лимфатические узлы суммарной очаговой дозой 50 Гр при разовой очаговой дозе 2 Гр 5 дней в неделю.

Химиотерапия. Лекарственная противоопухолевая терапия проводилась с использованием цисплатина в дозе 100 мг/м2 либо карбоплатина в дозе AUC 5 внутривенно в течение 1 дня и 5-фторурацила 96-часовой непрерывной внутривенной инфузией. При одномоментном проведении химиотерапии с дистанционной лучевой терапией выполнялась редукция дозы на 25%.

Статистика. Статистический анализ выполнен при помощи программного продукта SPSS версии 24.0 для Microsoft Windows (SPSS inc., Chicago, IL, USA). Конечными точками исследования были общая выживаемость (ОВ) и выживаемость без прогрессирования.

Для оценки функций выживаемости и медиан выживаемости использовался метод Каплана–Мейера, для сравнения кривых выживаемости использовался лог-ранговый тест, различия считали статистически значимыми при p<0,05.

Для оценки ассоциации потенциальных предикторов с ОВ и выживаемостью до прогрессирования использовались модели пропорциональных рисков Кокса с оценкой отношения рисков (ОР) с соответствующими 95% доверительными интервалами (ДИ). Ассоциацию считали статистически значимой при p<0,05. В случае предикторов выживаемости пациентов с местно-распространенным РШОП в качестве ковариаты в модель включалась группа лечения (т.е. оценки независимы от группы).

Результаты

Пациенты. В исследование включено 95 пациентов. Из них 48 пациентов в качестве I этапа лечения получили хирургическое лечение с последующей дистанционной лучевой терапией в сочетании с химиотерапией; дистанционную лучевую терапию в сочетании с химиотерапией и хирургическое лечение при возникновении рецидива или прогрессирования получили 30 пациентов, и 17 пациентов получали только химиотерапию. Демографические и клинические характеристики пациентов представлены в табл. 2.

 

Таблица 2. Демографические и клинические характеристики пациентов

Table 2. Demographic and clinical characteristics of patients

Характеристика

Все пациенты

Группа 1

Группа 2

Группа 3

p

Возраст, лет

60,0 (55,0–66,0)

59,5 (55,0–63,5)

62,0 (56,0–68,0)

60,0 (49,5–64,0)

0,7752

Мужской пол

64/97 (66,0%)

31/48 (64,6%)

20/30 (66,7%)

13/19 (68,4%)

≈1

Индекс массы тела, кг/м2

22,8 (19,5–26,0)

22,8 (20,0–26,9)

25,0 (19,2–26,1)

21,5 (17,6–23,1)

0,0130

Курение

61/97 (62,9%)

31/48 (64,6%)

19/30 (63,3%)

11/19 (57,9%)

0,9242

Вирусные гепатиты

4/97 (4,1%)

2/48 (4,2%)

2/30 (6,7%)

0,6647

Дисфагия

97/97 (100,0%)

48/48 (100,0%)

30/30 (100,0%)

19/19 (100,0%)

ИБС

30/97 (30,9%)

16/48 (33,3%)

7/30 (23,3%)

7/19 (36,8%)

0,5233

Острый инфаркт миокарда

5/97 (5,2%)

3/48 (6,2%)

2/30 (6,7%)

0,7024

Острое нарушение мозгового кровообращения

3/97 (3,1%)

1/48 (2,1%)

2/30 (6,7%)

0,4396

Сахарный диабет

4/97 (4,1%)

2/48 (4,2%)

2/30 (6,7%)

0,6647

Тромбоэмболия легочной артерии

2/97 (2,1%)

1/48 (2,1%)

1/19 (5,3%)

0,4485

Хроническая болезнь почек

2/97 (2,1%)

1/48 (2,1%)

1/30 (3,3%)

≈1

Хроническая обструктивная болезнь легких

38/97 (39,2%)

19/48 (39,6%)

11/30 (36,7%)

8/19 (42,1%)

0,9260

Хроническая сердечная недостаточность

15/97 (15,5%)

11/48 (22,9%)

3/30 (10,0%)

1/19 (5,3%)

0,1740

ЯБ

18/97 (18,6%)

11/48 (22,9%)

6/30 (20,0%)

1/19 (5,3%)

0,2293

Индекс коморбидности по Чарльсону

5,0 (4,0–6,0)

5,0 (4,0–6,0)

5,0 (4,0–6,0)

4,0 (3,0–5,5)

0,2270

Локализация опухоли от резцов, см

18,0 (15,0–20,0)

20,0 (18,0–26,0)

17,0 (15,0–18,0)

16,0 (14,0–18,0)

0,0011

Объем опухоли, см3

4,5 (2,0–6,0)

4,5 (4,2–4,8)

2,0 (2,0–5,0)

6,0 (5,5–82,5)

0,1837

Протяженность опухоли, мм

50,0 (40,0–70,0)

55,0 (40,0–70,0)

50,0 (36,5–69,5)

50,0 (39,5–60,0)

0,8452

Сужение просвета опухолью, мм

5,0 (2,0–6,5)

5,0 (2,0–6,0)

5,0 (5,0–8,0)

3,0 (1,0–5,2)

0,1771

Инвазия в гортань

18/97 (18,6%)

9/48 (18,8%)

5/30 (16,7%)

4/19 (21,1%)

0,9425

Инвазия в трахею

26/97 (26,8%)

8/48 (16,7%)

7/30 (23,3%)

11/19 (57,9%)

0,0036

Инвазия в щитовидную железу

10/95 (10,5%)

5/48 (10,4%)

1/29 (3,4%)

4/18 (22,2%)

0,1209

Трахеопищеводный свищ

4/97 (4,1%)

2/48 (4,2%)

1/30 (3,3%)

1/19 (5,3%)

≈1

Глубина инвазии, мм

2,0 (0,0–5,0)

1,0 (0,0–2,8)

1,2 (0,0–3,0)

7,0 (4,0–8,0)

0,0149

 

Выживаемость. Медиана ОВ (рис. 1) в группе хирургического лечения – 39,1 мес, в группе химиолучевого лечения – 23,9 мес, в группе химиотерапии – 8,9 мес, а показатели общей 3-летней выживаемости составили 51,0% (95% ДИ 36,4–71,7), 44,9% (95% ДИ 26,9–74,9) и 26,0% (95% ДИ 9,9–68,2) соответственно. Общая 5-летняя выживаемость для группы хирургического лечения и группы химиолучевой терапии составила 40,0% (95% ДИ 25,8–62,0) и 44,9% (95% ДИ 26,9–74,9) соответственно.

 

Рис. 1. ОВ в группах пациентов.

 

Медиана безрецидивной выживаемости – БРВ (рис. 2) в группе хирургического лечения – 19 мес, в группе химиолучевого лечения – 11,5 мес, в группе химиотерапии – 3,4 мес, а показатели безрецидивной 3-летней выживаемости составили 44,1% (95% ДИ 30,2–64,4), 25,0% (95% ДИ 11,7–53,4) и 14,3% (95% ДИ 4,0–51,5) соответственно. Безрецидивная 5-летняя выживаемость для группы хирургического лечения и группы химиолучевой терапии составила 34,6% (95% ДИ 21,6–55,3) и 25,0% (95% ДИ 11,7–53,4) соответственно.

 

Рис. 2. БРВ в группах пациентов.

 

ОВ статистически значимо не различалась между группами пациентов (p=0,1891), в то время как БРВ значимо отличалась и была ниже в группе химиотерапии (p=0,0156).

Прогностические факторы. В табл. 3 представлены результаты анализа потенциальных предикторов риска смерти и прогрессирования пациентов со злокачественной опухолью шейного отдела пищевода.

 

Таблица 3. Результаты анализа потенциальных предикторов ОВ и БРВ

Table 3. Results of the analysis of potential predictors of OS and RFS

Переменная

ОВ

БРВ

ОР [95% ДИ]

p

ОР [95% ДИ]

p

Мужской пол

1,04 [0, 53–2, 04]

0,9023

1,02 [0, 56–1, 86]

0,9381

Наличие отдаленных метастазов (сM1)

1,26 [0, 38–4, 15]

0,7019

1,62 [0, 62–4, 22]

0,3203

Сахарный диабет

0,78 [0, 18–3, 33]

0,7396

0,49 [0, 12–2, 05]

0,3258

Инфаркт миокарда

1,92 [0, 73–5, 05]

0,1835

1,67 [0, 65–4, 29]

0,2896

Острое нарушение мозгового кровообращения

0,81 [0, 11–6, 17]

0,8417

0,44 [0, 06–3, 32]

0,4292

ИБС

2,10 [1, 10–4, 00]

0,0236

1,61 [0, 91–2, 84]

0,0991

Вирусные гепатиты

1,05 [0, 25–4, 42]

0,9448

0,75 [0, 18–3, 12]

0,6930

Хроническая обструктивная болезнь легких

0,98 [0, 53–1, 81]

0,9612

0,81 [0, 47–1, 39]

0,4408

ЯБ

0,19 [0, 05–0, 80]

0,0240

0,40 [0, 16–1, 03]

0,0565

Хроническая сердечная недостаточность

1,17 [0, 52–2, 64]

0,7031

0,91 [0, 43–1, 91]

0,7975

Хроническая болезнь почек

0,88 [0, 12–6, 49]

0,8997

0,71 [0, 10–5, 21]

0,7376

Инвазия в гортань

1,03 [0, 42–2, 49]

0,9495

1,37 [0, 69–2, 72]

0,3678

Трахеопищеводный свищ

0,22 [0, 03–1, 69]

0,1462

0,34 [0, 08–1, 43]

0,1398

Инвазия в трахею

1,04 [0, 46–2, 32]

0,9275

1,19 [0, 61–2, 34]

0,6051

Инвазия в щитовидную железу

1,13 [0, 43–2, 97]

0,8108

1,56 [0, 69–3, 50]

0,2839

 

Наличие язвенной болезни (ЯБ) статистически значимо ассоциировано с более высокой ОВ и БРВ независимо от получаемого лечения. Наличие ишемической болезни сердца (ИБС) статистически значимо ассоциировано с меньшей ОВ независимо от получаемого лечения.

Обсуждение

Тактика лечения РШОП остается противоречивой. Данные проспективных рандомизированных исследований отсутствуют из-за низкой распространенности этой опухоли и небольшого количества клинических исследований, изучавших результаты лечения и прогностические факторы ОВ и БРВ у данной когорты пациентов. Лучевая терапия в настоящее время остается основным методом лечения, поскольку позволяет сохранить пищевод и органы, расположенные рядом, прежде всего гортань, гортаноглотку и трахею. Несмотря на этот факт, исследования, посвященные изучению исходов лечения РШОП с помощью лучевой и химиолучевой терапии или хирургического лечения, показали противоречивые результаты. Например, 2- и 5-летняя выживаемость пациентов после проведенной химиолучевой терапии составляет от 24 до 60% и от 20 до 55% соответственно [5, 11–14], в то время как 5-летняя выживаемость пациентов после хирургического лечения с сохранением гортани находится в диапазоне между 40,6 и 57,8% [6, 15–17]. Более того, от 23,8 до 40,7% пациентов после химиолучевой терапии подвергаются хирургическому лечению по поводу прогрессирования опухоли [11–14]. С другой стороны, ряд исследований демонстрирует сопоставимый локорегионарный контроль и показатель выживаемости между хирургическим лечением с сохранением или без сохранения гортани и лучевой терапии с одномоментной химиотерапией или без нее [7, 14, 18]. S. Chou и соавт. [7] провели ретроспективный анализ результатов лечения 15 пациентов с диагнозом РШОП, перенесших радикальное хирургическое лечение (ларингофарингоэзофагэктомия с шейной лимфаденэктомией и реконструкцией желудочным стеблем), и 14 пациентов, получивших в качестве основного лечения химиолучевую терапию, при этом не показано значительных различий в качестве жизни и показателях выживаемости между 2 группами пациентов [среднее время до смерти составляло 36,2 мес в группе хирургического лечения против 34,4 мес в группе химиолучевой терапии (p=0,97)]. В сравнительном анализе результатов лечения пациентов с РШОП С. Cao и соавт. [18] не выявили статистически значимых различий в 2-летней выживаемости между хирургическим лечением (в большинстве случаев выполнялась ларингофарингоэзофагэктомия) и лучевой терапией (47,7 и 55,6% соответственно, p=0,71). D. Tong и соавт. [14] сравнили результаты лечения 107 пациентов с РШОП, получавших либо хирургическое лечение – ларингофарингоэзофагэктомия (n=62), либо химиолучевую терапию (n=21), либо паллиативную терапию (n=24). Разница в средней продолжительности жизни после лечения не была статистически значимой между пациентами, получившими хирургическое лечение в виде ларингофарингоэзофагэктомии, и пациентами, получившими химиолучевую терапию, которая составила 20 и 26 мес соответственно (p=0,39). Другой ретроспективный анализ представляет результаты лечения 57 пациентов, которые получили в качестве первичного лечения ларингофарингоэзофагэктомию (n=17) и химиолучевую терапию (n=40) [19]. При медиане наблюдения в 14,4 мес авторами продемонстрировано отсутствие статистически значимых различий в частоте локорегионарного рецидива (2,5% против 52,9%, p=0,469), появления отдаленных метастазов (32,5% против 29,4%, p=0,819) и ОВ (17,1 мес против 14,4 мес, p=0,943) между группами химиолучевой терапии и хирургического лечения. Данные приведенных исследований демонстрируют лучший результат у пациентов при выполнении хирургического лечения по сравнению с химиолучевой терапией, в то же время ряд других исследований указывает на высокий уровень смертности и осложнений при выполнении ларингофарингоэзофагэктомии [3, 14, 17]. Результаты нашего исследования продемонстрировали медиану ОВ в группе хирургического лечения 39,1 мес, в группе химиолучевого лечения – 23,9 мес, а показатели общей 3-летней выживаемости составили 51,0% (95% ДИ 36,4–71,7) и 44,9% (95% ДИ 26,9–74,9) соответственно.

Основными ограничениями данного исследования являются ретроспективный дизайн, характерные для него систематические ошибки отбора и гетерогенность пациентов.

Заключение

В нашем исследовании хирургическое лечение пациентов с РШОП показало лучшие показатели ОВ и БРВ по сравнению с проведением химиолучевой терапии. Наличие ИБС связано со значительным снижением ОВ.

Раскрытие информации. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Disclosure. The authors declare no conflict of interest.

×

About the authors

Zamira Ah.-G. Radzhabova

Petrov National Medicine Research Center of Oncology

Author for correspondence.
Email: radzam@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-6895-0497

Cand. Sci. (Med.), Assoc. Prof.

Russian Federation, Saint Petersburg

Maxim A. Kotov

Petrov National Medicine Research Center of Oncology

Email: radzam@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-2586-1240

Cand. Sci. (Med.)

Russian Federation, Saint Petersburg

Michail M. Girshovich

Petrov National Medicine Research Center of Oncology

Email: radzam@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-7925-9570

Cand. Sci. (Med.)

Russian Federation, Saint Petersburg

Olga I. Ponomareva

Petrov National Medicine Research Center of Oncology

Email: radzam@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-7004-9630

radiologist

Russian Federation, Saint Petersburg

Elena V. Tkachenko

Petrov National Medicine Research Center of Oncology

Email: radzam@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-6375-8335

Cand. Sci. (Med.)

Russian Federation, Saint Petersburg

Alexander S. Mitrofanov

Petrov National Medicine Research Center of Oncology

Email: radzam@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-7490-4019

Graduate Student

Russian Federation, Saint Petersburg

Madina A. Radzhabova

Petrov National Medicine Research Center of Oncology

Email: radzam@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-7679-129X

Clinical Resident

Russian Federation, Saint Petersburg

Evgeniy V. Levchenko

Petrov National Medicine Research Center of Oncology

Email: radzam@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-3837-2515

D. Sci. (Med.), Prof., Corr. Memb. RAS

Russian Federation, Saint Petersburg

References

  1. Hoeben A, Polak J, Van De Voorde L, et al. Cervical esophageal cancer: a gap in cancer knowledge. Ann Oncol. 2016;27(9):1664-74. doi: 10.1093/annonc/mdw183
  2. Ferahkose Z, Bedirli A, Kerem M, et al. Comparison of free jejunal graft with gastric pull-up reconstruction after resection of hypopharyngeal and cervical esophageal carcinoma. Dis Esophagus. 2008;21(4):340-5. doi: 10.1111/j.1442-2050.2007.00781.x
  3. Ma JB, Song YP, Yu JM, et al. Feasibility of Involved-Field Conformal Radiotherapy for Cervical and Upper-Thoracic Esophageal Cancer. Oncologie. 2011;34(11):599-604. doi: 10.1159/000334194
  4. Cao C, Luo J, Gao L, et al. Definitive radiotherapy for cervical esophageal cancer. Head Neck. 2015;37(2):151-5. doi: 10.1002/hed.23572
  5. Gkika E, Gauler T, Eberhardt W, et al. Long-term results of definitive radiochemotherapy in locally advanced cancers of the cervical esophagus. Dis Esophagus. 2014;27(7):678-84. doi: 10.1111/dote.12146
  6. Miyata H, Yamasaki M, Takahashi T, et al. Larynx-Preserving Limited Resection and Free Jejunal Graft For Carcinoma of the Cervical Esophagus. World J Surg. 2013;37(3):551-7. doi: 10.1007/s00268-012-1875-7
  7. Chou SH, Li HP, Lee JY, et al. Radical Resection or Chemoradiotherapy for Cervical Esophageal Cancer? World J Surg. 2010;34(8):1832-39. doi: 10.1007/s00268-010-0595-0
  8. Cooper JS, Guo MD, Herskovic A, et al. Chemoradiotherapy of Locally Advanced Esophageal Cancer: Long-term Follow-up of a Prospective Randomized Trial (RTOG 85-01). JAMA. 1999;281(17)1623-7. doi: 10.1001/jama.281.17.1623
  9. Adelstein DJ, Li Y, Adams GL, et al. An Intergroup Phase III Comparison of Standard Radiation Therapy and Two Schedules of Concurrent Chemoradiotherapy in Patients With Unresectable Squamous Cell Head and Neck Cancer. Am Soc Clin Oncol. 2016;21(1):92-8. doi: 10.1200/JCO.2003.01.008
  10. Bonner JA, Ove R, Kies MS, et al. Radiotherapy plus Cetuximab for Squamous-Cell Carcinoma of the Head and Neck. N Engl J Med. 2009;354(6):567-8. doi: 10.1056/NEJMoa053422
  11. Huang SH, Lockwood G, Brierley J, et al. Effect of Concurrent High-Dose Cisplatin Chemotherapy and Conformal Radiotherapy on Cervical Esophageal Cancer Survival. Int J Radiat Oncol. 2008;71(3):735-40. doi: 10.1016/j.ijrobp.2007.10.022
  12. Stuschke M, Stahl M, Wilke H, et al. Induction Chemotherapy followed by Concurrent Chemotherapy and High-Dose Radiotherapy for Locally Advanced Squamous Cell Carcinoma of the Cervical Oesophagus. Oncology. 1999;57(2):99-105. doi: 10.1159/000012015
  13. Mendenhall W, Sombeck MD, Parsons JT, et al. Management of Cervical Esophageal Carcinoma. Semin Radiat Oncol. 1994;4(3):179-91. doi: 10.1053/SRAO00400179
  14. Tong DK, Law S, Kwong DL, et al. Current Management of Cervical Esophageal Cancer. World J Surg. 2011;35(3):600-7. doi: 10.1007/s00268-010-0876-7
  15. Kadota H, Sakuraba M, Kimata Y, et al. Larynx-preserving esophagectomy and jejunal transfer for cervical esophageal carcinoma. Laryngoscope. 2009;119(7):1274-80. doi: 10.1002/lary.20493
  16. Ott K, Lordick F, Molls M, et al. Limited resection and free jejunal graft interposition for squamous cell carcinoma of the cervical oesophagus. Br J Surg. 2009;96(3):258-66. doi: 10.1002/bjs.6437
  17. Triboulet JP, Mariette C, Chevalier D, Amrouni H. Surgical management of carcinoma of the hypopharynx and cervical esophagus: Analysis of 209 cases. Arch Surg. 2001;136(10):1164-70. doi: 10.1001/archsurg.136.10.1164
  18. Cao CN, Luo JW, Gao L, et al. Primary Radiotherapy Compared With Primary Surgery in Cervical Esophageal Cancer. JAMA Otolaryngol Neck Surg. 2014;140(10):918-26. doi: 10.1001/jamaoto.2014.2013
  19. Dudhat SB, Mistry RC, Fakih AR. Complications following gastric transposition after total laryngo-pharyngectomy. Eur J Surg Oncol. 1999;25(1):82-5. doi: 10.1053/ejso.1998.0605

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Fig 1. Overall survival in patient groups.

Download (77KB)
2. Fig 2. Relapse-free survival rate in patient groups.

Download (79KB)

Copyright (c) 2021 Consilium Medicum

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial 4.0 International License.

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ЭЛ № ФС 77 - 69203 от 24.03.2017 г. 
СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС 77 - 63964
от 18.12.2015 г.



This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies