Detection of disseminated tumor cells and their relationship with a population of bone marrow lymphocytes in patients with non-small cell lung cancer

Cover Page

Abstract


Introduction. Detection of disseminated tumor cells (DTC) in solid tumors is an important component of the assessment of disease prognosis. Bone marrow damage is common. There is evidence indicating an important role for bone marrow lymphocyte subpopulations in hematogenous metastasis.

Aim. To evaluate the frequency of bone marrow damage in patients with non-small cell lung cancer (NSCLC) based on the detection of DTC by flow cytometry, as well as their effect on the population of bone marrow lymphocytes.

Materials and methods. 62 bone marrow samples of patients with a verified diagnosis of NSCLC: adenocarcinoma (33), squamous cell carcinoma (27), other types (2). Methods: morphological, multicolor flow cytometry. Studied DTC, lymphocyte populations CD3, CD4, CD8, CD19, CD20, CD16, CD27. Collection and analysis: FACS Canto II, USA, Kaluza Analysis v2.1.

Results. In bone marrow, DTC (EPCAM+CD45-) were found in 43.5% of patients with NSCLC (1 cell per 10 million myelocariоcytes was taken as the threshold value). The presence of DTC did not correlate with the size of the tumor, the status of the lymph nodes, and the stage of the tumor process. DTC was more often observed in more differentiated tumors (p=0.023). A significant increase in the level of subpopulations of CD16+CD4-NK-cells (p=0.002), CD27+CD3+T-cells (p=0.015) with bone marrow damage was revealed.

Conclusion. The possibility of detecting DTC in the bone marrow of patients with NSCLC was established, in 43.5% of patients with NSCLC in the bone marrow DTC was detected, and their presence was established even with a localized tumor process. More frequent bone marrow damage was observed with well-differentiated tumors. The relationship between DTC and bone marrow lymphocyte populations was revealed: subpopulations of CD16+CD4-, CD27+CD3+.


Full Text

Введение

Рак легкого является одним из самых распространенных онкологических заболеваний во всем мире, от которого ежегодно умирают 1,59 млн человек [1]. По данным мировой статистики, только 15% больных имеют локализованный процесс. Немелкоклеточный рак легкого (НМРЛ) составляет 80% случаев и имеет свои нюансы клинического течения, лечения и прогноза. Как известно, на сегодняшний день остро стоит проблема прецизионной диагностики НМРЛ, поскольку такая диагностика позволяет определить индивидуальные подходы в лечении, включая таргетную и иммунотерапию.

На протяжении последних десятилетий одним из перспективных направлений является диагностика гематогенного микрометастазирования в костный мозг, поскольку стало ясно, что основной причиной смерти от рака является метастатическое распространение опухолевых клеток [2, 3]. Уже отработаны методы детекции диссеминированных опухолевых клеток (ДОК) в костном мозге при разных видах опухолей [4, 5]. Выявлен ряд особенностей, характеризующих ДОК как отдельную популяцию клеток, отличающихся от первичной опухоли и обладающих эпигенетическими и генетическими преимуществами [6]. Установлено, что ДОК, колонизирующие костный мозг, приобретая новые биологические свойства, имеют больший метастатический потенциал. Интересно, что ДОК по своим характеристикам схожи со стволовыми клетками: могут экспрессировать стволовоклеточные антигены [7, 8], обладают пластичностью, способны к самоподдержанию и обратимому состоянию покоя [9], а также проявляют устойчивость к химиолучевому лечению [10].

Показана взаимосвязь между поражением костного мозга и прогнозом заболевания при некоторых солидных опухолях: наличие ДОК в костном мозге является неблагоприятным фактором прогноза общей выживаемости и выживаемости без прогрессирования [11–13]. Установлена значимость ДОК для мониторинга эффективности терапии [14]. Данные исследований при НМРЛ неоднозначны, но имеется указание на важность выявления ДОК и наличие корреляции с прогнозом заболевания [11, 15–17].

Существует несколько исследований, посвященных изучению субпопуляционного состава иммунокомпетентных клеток в костном мозге при злокачественных опухолях. Результаты работы Т.В. Горбуновой свидетельствуют о важной роли субпопуляций Т-клеток, естественных киллеров и TCR-клеток в процессах гематогенного метастазирования при рабдомиосаркоме у детей [18]. Показано, что в костном мозге увеличено содержание эффекторов противоопухолевого иммунитета [19–21]. В недавней работе установлена связь ДОК с субпопуляцией костномозговых СD8+ лимфоцитов при раке молочной железы (РМЖ) [12]. Очевидно, при метастатическом поражении костного мозга включаются определенные механизмы врожденного и приобретенного иммунного ответа с целью контроля над опухолевыми клетками.

Таким образом, имеющиеся на сегодняшний день результаты исследований позволяют утверждать, что диагностика метастатического поражения костного мозга у больных НМРЛ является актуальной задачей и требует всестороннего анализа: изучение закономерностей появления ДОК в костном мозге больных НМРЛ, выявление их биологических особенностей по сравнению с клетками первичной опухоли, а также изучение микроокружения, с целью оценки возможности использования ДОК как потенциальных мишеней в терапии НМРЛ. Последнее открывает новые перспективы прецизионной терапии у данной группы больных.

Цель исследования – оценить частоту поражения костного мозга у больных НМРЛ на основании обнаружения ДОК методом проточной цитометрии, а также их взаимосвязь с субпопуляционным составом лимфоцитов костного мозга.

Материалы и методы

Материалом для исследования послужили образцы костного мозга, которые были получены при стернальной пункции у 62 больных с верифицированным диагнозом НМРЛ, средний возраст которых составил 63 года: 48 (77,4%) мужчин и 14 (22,6%) женщин. Все больные находились на обследовании и получили лечение в ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» с 2018 по 2019 г. По стадиям опухолевого процесса больные распределились следующим образом: IA – 5 (8,1%), IB – 13 (21%), IIA – 12 (19,4%), IIВ – 9 (14,5%), IIIА – 13 (21%), IIIВ – 4(6,5%), IV – 6 (9,7%); табл. 1. Наиболее частой гистологической формой была аденокарцинома, установленная в 53,3% (n=33) случаев. У 27 (43,5%) больных диагностирован плоскоклеточный рак и в двух случаях – иные гистологические виды.

Морфологическое исследование препаратов костного мозга включало подсчет миелограммы и поиск ДОК. Иммунофлюоресцентный анализ выполнялся методом проточной цитометрии (цитометр FACSCanto II, США). В исследовании использованы моноклональные антитела, меченные напрямую флюорохромами (табл. 2). С их помощью в костном мозге изучены ДОК, субпопуляции лимфоцитов CD3, CD4, CD8, CD19/CD20, CD16, CD27. Оценка экспрессии антигенов проведена с помощью программы Kaluza Analysis v2.1 (Beckman Coulter, США).

ДОК выявлялись на основании отсутствия экспрессии панлейкоцитарного антигена CD45 в сочетании с экспрессией EPСАМ или КL-1. Анализ проводился среди 20 млн миелокариоцитов (или все клетки образца), при этом положительными считались случаи при обнаружении не менее 1 клетки на 10 млн миелокариоцитов.

Таблица 1. Распределение больных НМРЛ по стадиям опухолевого процесса

Table 1. The distribution of patients with non-small cell lung cancer (NSCLC) by the stages of the tumor process

Стадия заболевания

Относительное число больных, %

Абсолютное число больных

IA

8,4

5

IB

20,8

13

IIA

19,2

12

IIB

14,4

9

IIIA

20,8

13

IIIB

6,6

4

IV

9,8

6

Таблица 2. Моноклональные антитела

Table 2. Monoclonal antibodies

Антитело

Флуоресцентная метка

Производитель

CD45

V500-А, V450, PerCP

Becton Diskinson, США

EpCAM

FITC-А, PE

Becton Diskinson, США

KL-1

FITC-А

Immunotech, Франция

CD3

APC

Becton Diskinson, США

CD4

V450

Becton Diskinson, США

CD8

APC-H7

Becton Diskinson, США

CD19

FITC-А, PE

Becton Diskinson, США

CD20

APC-H7

Becton Diskinson, США

CD16

FITC

Becton Diskinson, США

CD27

PerCP

Becton Diskinson, США

CD2

V450

Becton Diskinson, США

Примечание. Статистическую обработку данных выполняли с использованием пакета IBM-SPSS Statistics v.18.

Таблица 3. Взаимосвязь между популяциями лимфоцитов костного мозга и ДОК

Table 3. Relationship between lymphocyte populations bone marrow and Detection of disseminated tumor cells (DTC)

Субпопуляции

ДОК

n

M±m

р

CD45+CD3+

отсутствуют

25

70,2±1,7

0,051

присутствуют

16

62,6±3,9

CD27+CD3+

отсутствуют

23

57,4±3,6

0,015

присутствуют

14

70,4±2,8

CD16+CD4-

отсутствуют

17

8,1±0,8

0,002

Субпопуляционный состав костного мозга изучался в гейте зрелых лимфоцитов, на основании выраженной экспрессии CD45 в сочетании с низкими характеристиками бокового светорассеяния (SSC).

Результаты и обсуждение

По результатам иммунологического исследования костного мозга больных НМРЛ установлено, что его поражение наблюдалось в 43,5% случаев (n=27). По данным мировой литературы, этот показатель варьирует от 22 до 60% в зависимости от методов исследования [22]. В проведенном нами исследовании не было установлено статистически значимой взаимосвязи ДОК-положительного статуса опухоли с ее размером, стадией. Интересно отметить, что наибольшая частота обнаружения ДОК отмечена при IА стадии – 60,7% (3/5), а минимальная – при IIIB – 25,0% (1/4); рис. 1. Большинство ДОК-позитивных случаев наблюдалось при небольших размерах опухоли. В исследованиях германских и японских ученых, напротив, установлена положительная корреляция между размером опухоли и наличием опухолевых клеток в костном мозге [17, 23].

Рис. 1. Частота поражения костного мозга при НМРЛ в зависимости от стадии.

Fig. 1. The frequency of bone marrow lesions in NSCLC depending on the stage.

Рис. 2. ДОК в костном мозге больного Ж. На цитограмме в гейте А ДОК наблюдались на основании яркой экспрессии EPCAM (ось Y) и отсутствия CD45 (ось Х).

Fig. 2. DTC in bone marrow. Patient Zh. On the cytogram in gate A DTC was observed based on the bright expression of EPCAM (Y axis) and the absence of CD45 (X axis).

Сравнение гистологического вида опухоли с частотой наличия ДОК в костном мозге установило, что при аденокарциноме поражение костного мозга определялось у 45,5% (15/33) больных, а при плоскоклеточном раке – в 37% (10/27) случаев. При высокодифференцированном раке (G1) ДОК выявлялись в костном мозге достоверно чаще (р=0,023), что согласуется с результатами исследований, проведенных при НМРЛ зарубежными коллегами [22].

Количество выявленных опухолевых клеток в костном мозге больных НМРЛ было различным и не зависело от стадии. Например, малое количество клеток (не более 5) обнаружено как при наличии метастазов в отдаленные органы (М1), так на более ранних стадиях. В целом число ДОК в образцах костного мозга было низким: у большинства больных не превышало 5 клеток на 10 млн. При пересчете на 1 млн ДОК определялись у 6,5% больных. Максимальное число ДОК в образце было обнаружено у одного больного, у которого установлена T2аN1M0 стадия. На рис. 2 представлена цитограмма данного образца костного мозга. Как видно из рис. 1, на 20 млн миелокарицитов выявлены 484 опухолевые клетки, характеризующиеся яркой экспрессией ­EPCAM и отсутствием экспрессии панлейкоцитарного антигена CD45. При этом морфологически поражения костного мозга у данного больного не установлено. Следует отметить, что клеточность костного мозга была повышенная (229 тыс/мкл), обращали на себя внимание сниженное количество метамиелоцитов (6,4% при норме 8–15%), сниженный индекс созревания нейтрофилов (0,4 при норме 0,5–0,9) и повышение оксифильных форм нормобластов (7,6% при норме 0,8–5,6%).

Таким образом, в ходе исследования установлена возможность детекции ДОК у больных НМРЛ, частота которых составила 43,5%. Аналогичные проценты ДОК получены и другими авторами [23]. Выявление поражения костного мозга на I–II стадиях отражает раннюю гематогенную диссеминацию НМРЛ. Важно отметить, что ДОК достоверно чаще обнаруживаются при более дифференцированных опухолях.

Рис. 3а. Пример выраженной пропорции NK-клеток костного мозга при НМРЛ: а – гейт лимфоцитов; б – в гейте лимфоцитов в координатах CD16/CD4 NK-клетки (CD16+CD4-) составляют 12,3%.

Fig. 3a. Example of a pronounced proportion of bone marrow NK cells in patient with NSCLC: – lymphocyte gate; – in the lymphocyte gate in the coordinates of CD16/CD4 NK cells (CD16+CD4-) make up 12.3%.

Рис. 3б. Пример выраженной пропорции NK-клеток костного мозга при НМРЛ: а – гейт лимфоцитов; б – в гейте лимфоцитов в координатах CD16/CD4 NK-клетки (CD16+CD4-) составляют 12,3%.

Fig. 3b. Example of a pronounced proportion of bone marrow NK cells in patient with NSCLC: – lymphocyte gate; – in the lymphocyte gate in the coordinates of CD16/CD4 NK cells (CD16+CD4-) make up 12.3%.

Рис. 4а. Пример экспрессии CD27 на Т-клетках костного мозга больной НМРЛ: а – гейт CD3+ лимфоцитов; б – в гейте CD3+ лимфоцитов в координатах CD27/CD3 популяция CD27+CD3+ клеток составляет 80,3%.

Fig. 4a. Example of expression CD27 of bone marrow T cells in patient with NSCLC: – gate of CD3+ lymphocytes; – in the gate of CD3+ lymphocytes in coordinates CD27/CD3 population of CD27+CD3+ cells make up 80.3%.

Рис. 4б. Пример экспрессии CD27 на Т-клетках костного мозга больной НМРЛ: а – гейт CD3+ лимфоцитов; б – в гейте CD3+ лимфоцитов в координатах CD27/CD3 популяция CD27+CD3+ клеток составляет 80,3%.

Fig. 4b. Example of expression CD27 of bone marrow T cells in patient with NSCLC: – gate of CD3+ lymphocytes; – in the gate of CD3+ lymphocytes in coordinates CD27/CD3 population of CD27+CD3+ cells make up 80.3%.

В настоящее время уделяется много внимания изучению субпопуляционного состава лимфоцитов костного мозга. В нескольких работах, посвященных РМЖ, отмечено изменение их пропорции по сравнению с нормой. E. Solomayer и соавт. сравнили субпопуляционный состав лимфоцитов костного мозга доноров и больных РМЖ: оказалось, что количество Т-клеток (CD3+) у больных снижено в сравнении с нормой (30,6% против 40,8%; р<0,05) [20]. В другой работе у больных установлено наличие выраженной популяция NK-клеток (CD3-СD16+ 15,8%; р=0,028) [21].

Кроме того, по мнению ученых, важным является изучение популяций лимфоцитов у онкобольных как при отсутствии, так и при наличии микрометастазов в костном мозге. Данные нескольких исследований свидетельствуют, что иммунокомпетентные клетки могут играть важную роль в предотвращении развития микрометастатических очагов [24]. Имеются работы, сообщающие об изменении пропорции популяций лимфоцитов костного мозга у больных при наличии в нем ДОК. Так, уровни субпопуляций CD4+, CD8+, CD56+ достоверно выше в случаях поражения костного мозга [19]. В работе других ученых получены иные данные в отношении CD8+ клеток [12]. Уровень CD8+ лимфоцитов в костном мозге больных РМЖ был достоверно ниже и составлял 39,2% против 48,1% у больных без поражения костного мозга.

В нашем исследовании при изучении лимфоцитов костного мозга также были обнаружены некоторые особенности. Мы сравнили уровни субпопуляций лимфоцитов в зависимости от ДОК-статуса. Выявленные закономерности касались следующих субпопуляций: СD45+CD3+, CD27+CD3+, CD2+CD3+, CD16+CD4- (табл. 3). Как видно из таблицы, среднее содержание СD45+CD3+ клеток было ниже у ДОК-позитивных больных, которое составило 62,5% (n=16) против 70,2% (n=25); различия близки к достоверным (р=0,051). Что касается субпопуляции CD16+CD4-, то ее преобладание достоверно наблюдалось в группе больных с ДОК-позитивным статусом 15,1% (n=6) и 8,6% (n=16) (р=0,002), что согласуется с литературными данными. Повышенные уровни NK-клеток наблюдались в исследовании M. Feuerer [19]. Пример выраженной пропорции NK-клеток при НМРЛ (CD16+CD4-) представлен на рис. 3.

Далее проводился анализ в гейте зрелых Т-клеток (СD3+). Важные данные получены в отношении CD27+ клеток. Известно, что молекула CD27 играет ключевую роль в активации Т-клеток, обеспечивая проведение костимуляторного сигнала [25]. Связывание ее с лигандом CD70 приводит к усилению пролиферации и дальнейшей дифференцировке Т-клеток в эффекторные и клетки памяти [26]. В данной работе значительная пропорция (70%, n=14) субпопуляции CD27+СD3+ клеток была обнаружена у больных НМРЛ, имеющих поражение костного мозга (различия достоверны; р=0,015); рис. 4. Означает ли это, что повышение уровня зрелых Т-клеток, экспрессирующих CD27, является ответной реакцией системы противоопухолевого иммунитета на гематогенное микрометастазирование в костный мозг? Служит ли это отражением взаимодействия между ДОК и лимфоцитарными популяциями костного мозга? Возможно, это так и есть, но необходим более подробный анализ в большей когорте больных. Следует отметить, что популяция Т-клеток памяти гетерогенна [25]. Субпопуляции Т-клеток памяти помимо экспресcии CD27 могут нести разные антигены, в числе которых перфорины, гранзимы – так называемые эффекторные Т-клетки памяти [27]. Наличие выраженной субпопуляции CD27+Perforin+ клеток установлено в недавнем исследовании при раке легкого [28]. Поэтому факт увеличения пропорции субпопуляции CD27+СD3+ клеток при наличии ДОК в костном мозге обращает на себя внимание и заслуживает детального изучения, поскольку это может пролить свет на иммунные механизмы контроля длительного персистирования ДОК в костном мозге.

Таким образом, проведенный анализ взаимосвязи между поражением костного мозга и его лимфоцитарными популяциями выявил достоверное повышение уровня субпопуляций CD16+CD4-NK-клеток, CD27+CD3+Т-клеток.

Выводы

В данном исследовании проведена оценка ДОК в костном мозге больных НМРЛ. Установлено, что ДОК при НМРЛ выявляются в 43,5% случаев, при этом даже у больных с локализованным опухолевым процессом. Последнее наблюдение отражает, что гематогенное метастазирование начинается на ранних стадиях развития НМРЛ. Отмечено, что ДОК достоверно чаще обнаруживаются при более дифференцированном раке. Установлена взаимосвязь между ДОК и костномозговыми популяциями лимфоцитов: субпопуляции CD16+CD4-, CD27+CD3+ клеток были достоверно более выраженными у больных с поражением костного мозга. В последних научных исследованиях рассматривается возможность элиминации популяции ДОК посредством усиления иммунного контроля. Привлекательной перспективой является использование антител, нацеленных на CD27 [29].

Конфликт интересов. Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов.

Conflict of interest. The authors declare no conflict of interest.

About the authors

T. M. Djumanazarov

Blokhin National Medical Research Center of Oncology

Author for correspondence.
Email: chulkova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-5029-1406

Russian Federation, Moscow

Graduate Student, Blokhin National Medical Research Center of Oncology

S. V. Chulkova

Blokhin National Medical Research Center of Oncology; Pirogov Russian National Research Medical University

Email: chulkova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-4412-5019

Russian Federation, Moscow

Cand. Sci. (Med.), Blokhin National Medical Research Center of Oncology, Pirogov Russian National Research Medical University

N. N. Tupitsyn

Blokhin National Medical Research Center of Oncology

Email: chulkova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-3966-128X

Russian Federation, Moscow

D. Sci. (Med.), Prof., Blokhin National Medical Research Center of Oncology

O. A. Chernysheva

Blokhin National Medical Research Center of Oncology

Email: chulkova@mail.ru

Russian Federation, Moscow

Cand. Sci. (Med.), Blokhin National Medical Research Center of Oncology

A. K. Allakhverdiev

Loginov Moscow Clinical Scientific and Practical Center; Russian Medical Academy of Continuous Professional Education

Email: chulkova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-8378-2738

Russian Federation, Moscow

D. Sci. (Med.), Prof., Loginov Moscow Clinical Scientific and Practical Center, Russian Medical Academy of Continuous Professional Education

A. D. Palladina

Blokhin National Medical Research Center of Oncology

Email: chulkova@mail.ru

Russian Federation, Moscow

physician, Blokhin National Medical Research Center of Oncology

N. A. Kupryshina

Blokhin National Medical Research Center of Oncology

Email: chulkova@mail.ru

Russian Federation, Moscow

Cand. Sci. (Med.), Blokhin National Medical Research Center of Oncology

O. P. Kolbatskaya

Blokhin National Medical Research Center of Oncology

Email: chulkova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-8493-9012

Russian Federation, Moscow

Cand. Sci. (Med.), Blokhin National Medical Research Center of Oncology

P. V. Kononetz

Blokhin National Medical Research Center of Oncology

Email: chulkova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-4744-6141

Russian Federation, Moscow

Cand. Sci. (Med.), Blokhin National Medical Research Center of Oncology

B. B. Akhmedov

Blokhin National Medical Research Center of Oncology

Email: chulkova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-4482-7187

Russian Federation, Moscow

Cand. Sci. (Med.), Blokhin National Medical Research Center of Oncology

S. S. Gerasimov

Blokhin National Medical Research Center of Oncology

Email: chulkova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-0833-6452

Russian Federation, Moscow

D. Sci. (Med.), Blokhin National Medical Research Center of Oncology

References

  1. American Cancer Society. Cancer Fact and Figures. 2018.
  2. Braun S, Vogl FD, Naume B et al. A pooled analysis of bone marrow micrometastasis in breast cancer. N Engl J Med 2005; 353: 793–802. doi: 10.1056/NEJMoa050434
  3. Alix-Panabires C, Muller V, Pantel K. Current status in human breast cancer micrometastasis. Curr Opin Oncol 2007; 6: 558–63. doi: 10.1097/CCO.0b013e3282f0ad79
  4. Pantel K, Alix-Panabieres C. Bone marrow as a reservoir for disseminated tumor cells: a special source for liquid biopsy in cancer patients. Bonekey Rep 2014; 3: 584. doi: 10.1038/bonekey.2014.79
  5. Тупицын Н.Н. Костный мозг онкологического больного: стадирование опухолей, гемопоэз, иммунная система. Иммунология гемопоэза. 2018; 16 (2): 10–54.
  6. [Tupitsyn N.N. Kostnyi mozg onkologicheskogo bol’nogo: stadirovanie opukholei, gemopoez, immunnaia sistema. Immunologiia gemopoeza. 2018; 16 (2): 10–54 (in Russian).]
  7. Маркина И.Г., Тупицын Н.Н., Михайлова И.Н., Демидов Л.В. Гематогенное метастазирование опухолей: ключевые моменты и эволюционирующие парадигмы. Иммунология гемопоэза. 2018; 6 (1): 109–32.
  8. [Markina I.G., Tupitsyn N.N., Mikhailova I.N., Demidov L.V. Gematogennoe metastazirovanie opukholei: kliuchevye momenty i evoliutsioniruiushchie paradigmy. Immunologiia gemopoeza. 2018; 6 (1): 109–32 (in Russian).]
  9. Чулкова С.В., Чернышева О.А., Маркина И.Г. и др. Стволовые опухолевые клетки меланомы. Поражение костного мозга. Обзор и представление собственных данных. Вестн. РНЦРР. 2019; 4: 182–97.
  10. [Chulkova S.V., Chernysheva O.A., Markina I.G. et al. Stvolovye opukholevye kletki melanomy. Porazhenie kostnogo mozga. Obzor i predstavlenie sobstvennykh dannykh. Vestn. RNTsRR. 2019; 4: 182–97 (in Russian).]
  11. Bartkowiak K, Effenberger KE, Harder S et al. Discovery of a novel unfolded protein response phenotype of cancer stem/progenitor cells from the bone marrow of breast cancer patients. J Proteome Res 2010; 9: 3158–68. doi: 10.1021/pr100039d
  12. Ghajar CM. Metastasis prevention by targeting the dormant niche. Nat Rev Cancer 2015; 15 (4): 238–47. doi: 10.1038/nrc3910
  13. Sai B, Xiang J. Disseminated tumour cells in bone marrow are the source of cancer relapse after therapy. J Cell Mol Med 2018; 22: 5776–86. doi: 10.1111/jcmm.13867
  14. Pantel K, Brakenhoff RH, Brandt B. Detection, clinical relevance and specific biological properties of disseminating tumour cells. Nat Rev Cancer 2008; 8: 329–40. doi: 10.1038/nrc2375
  15. Рябчиков Д.А., Безнос О.А., Дудина И.А. и др. Диссеминированные опухолевые клетки у пациентов с люминальным раком молочной железы. Рос. биотерапевтич. журн. 2018; 17 (1): 53–7. doi: 10.17650/1726-9784-2018-17-1-53-57
  16. [Riabchikov D.A., Beznos O.A., Dudina I.A. et al. Disseminirovannye opukholevye kletki u patsientov s liuminal’nym rakom molochnoi zhelezy. Ros. bioterapevtich. zhurn. 2018; 17 (1): 53–7. doi: 10.17650/1726-9784-2018-17-1-53-57 (in Russian).]
  17. Chernysheva O, Markina I, Demidov L et al. Bone marrow involvement in melanoma. Potentials for detection of disseminated tumor cells and characterization of their subsets by flow cytometry. Cells 2019; 8: 627. doi: 10.3390/cells8060627
  18. Бесова Н.С., Обаревич Е.С., Давыдов М.М. и др. Прогностическое значение диссеминированных опухолевых клеток в костном мозге больных диссеминированным раком желудка до начала противоопухолевой терапии. Фарматека. 2017; 17 (350): 62–6.
  19. [Besova N.S., Obarevich E.S., Davydov M.M. et al. Prognosticheskoe znachenie disseminirovannykh opukholevykh kletok v kostnom mozge bol’nykh disseminirovannym rakom zheludka do nachala protivoopukholevoi terapii. Farmateka. 2017; 17 (350): 62–6 (in Russian).]
  20. Rud AK, Borgen E, Maelandsmo GM et al. Clinical significance of disseminated tumour cells in non-small cell lung cancer. Br J Cancer 2013; 109: 1264–70. doi: 10.1038/bjc.2013.450
  21. Kasimir‐Bauer S, Schleucher N, Weber R et al. Evaluation of different markers in non‐small cell lung cancer: prognostic value of clinical staging, tumour cell detection and tumour marker analysis for tumour progression and overall survival. Oncol Rep 2003; 10: 475–82. doi.org/10.3892/or.10.2.475
  22. Yasumoto K, Osaki T, Watanabe Y et al. Prognostic value of cytokeratin‐positive cells in the bone marrow and lymph nodes of patients with resected non-small cell lung cancer: a multicenter prospective study. Ann Thorac Surg 2003; 76: 194–201. doi: 10.1016/s0003-4975(03)00130-9
  23. Горбунова Т.В., Поляков В.Г., Серебрякова И.Н. и др. Сравнительный анализ субпопуляционного состава лимфоцитов костного мозга у детей при мелкоклеточных саркомах. Иммунология. 2012; 33 (1): 37–44.
  24. [Gorbunova T.V., Poliakov V.G., Serebriakova I.N. et al. Sravnitel’nyi analiz subpopuliatsionnogo sostava limfotsitov kostnogo mozga u detei pri melkokletochnykh sarkomakh. Immunologiia. 2012; 33 (1): 37–44 (in Russian).]
  25. Feuerer M, Rocha M, Bai L. Enrichment of memory T cells and other profound immunological changes in the bone marrow from untreated breast cancer patients. Int J Cancer 2001; 92 (1): 96–105.
  26. Solomayer EF, Feuerer M, Bai L et al. Influence of adjuvant hormone therapy and chemotherapy on the immune system analysed in the bone marrow of patients with breast cancer. Clin Cancer Res 2003; 9 (1): 174–80.
  27. Мкртчян В.А., Воротников И.К., Чернышева О.А. и др. Взаимосвязь между NK-клетками костного мозга больных раком молочной железы и биологическими особенностями опухоли и эритропоэзом. Онкогинекология. 2019; 3: 4–13.
  28. [Mkrtchian V.A., Vorotnikov I.K., Chernysheva O.A. et al. Vzaimosviaz’ mezhdu NK-kletkami kostnogo mozga bol’nykh rakom molochnoi zhelezy i biologicheskimi osobennostiami opukholi i eritropoezom. Onkoginekologiia. 2019; 3: 4–13 (in Russian).]
  29. Riethdorf S, Wikman H, Pantel K. Biological relevance of disseminated tumor cells in cancer patients. Int J Cancer 2008; 123 (9): 1991–2006. doi: 10.1002/ijc.23825
  30. Pantel K, Izbicki JR, Angstwurm M et al. Immunocytological detection of bone marrow micrometastasis in operable non‐small cell lung cancer. Cancer Res 1993; 53: 1027–31.
  31. Capietto AH, Faccio R. Immune regulation of bone metastasis. Bonekey Rep 2014; 3: 600. doi: 10.1038/bonekey.2014.95
  32. Buchan SL, Rogel A, Al-Shamkhani A. The immunobiology of CD27 and OX40 and their potential as targets for cancer immunotherapy. Blood 2018; 131 (1): 39–48. doi: 10.1182/blood-2017-07-741025
  33. DeBarros A, Chaves-Ferreira M, d’Orey F et al. CD70-CD27 interactions provide survival and proliferative signals that regulate T cell receptor-driven activation of human γδ peripheral blood lymphocytes. Eur J Immunol 2011; 41 (1): 195–201. doi: 10.1002/eji.201040905
  34. Mahnke YD, BrodieTM, Sallusto F et al. The who’s who of T-cell differentiation: human memory T-cell subsets. Eur J Immunol 2013; 43 (11): 2797–809. doi: 10.1002/eji.201343751
  35. Тупицын Н.Н., Джуманазаров Т.М., Палладина А.Д. и др. Иммунологические показатели костного мозга больных немелкоклеточным раком легкого. Рос. биотерапевтич. журн. 2020; 2.
  36. [Tupitsyn N.N., Dzhumanazarov T.M., Palladina A.D. et al. Immunologicheskie pokazateli kostnogo mozga bol’nykh nemelkokletochnym rakom legkogo. Ros. bioterapevtich. zhurn. 2020; 2 (in Russian).]
  37. Burris HA, Infante JR, Ansell SM et al. Safety and activity of Varlilumab, a Novel and First-in-Class Agonist anti-CD27 antibody, in patients with advanced solid tumors. J Clin Oncol 2017; 35 (18): 2028–36. doi: 10.1200/JCO.2016.70.1508

Supplementary files

Supplementary Files Action
1.
Fig. 2. DTC in bone marrow. Patient Zh. On the cytogram in gate A DTC was observed based on the bright expression of EPCAM (Y axis) and the absence of CD45 (X axis).

Download (142KB) Indexing metadata
2.
Fig. 3а. Example of a pronounced proportion of bone marrow NK cells in patient with NSCLC: a – lymphocyte gate; b – in the lymphocyte gate in the coordinates of CD16/CD4 NK cells (CD16+CD4-) make up 12.3%.

Download (200KB) Indexing metadata
3.
Fig. 3b. . Example of a pronounced proportion of bone marrow NK cells in patient with NSCLC: a – lymphocyte gate; b – in the lymphocyte gate in the coordinates of CD16/CD4 NK cells (CD16+CD4-) make up 12.3%.

Download (120KB) Indexing metadata
4.
Fig. 4a. Example of expression CD27 of bone marrow T cells in patient with NSCLC: a – gate of CD3+ lymphocytes; b – in the gate of CD3+ lymphocytes in coordinates CD27/CD3 population of CD27+CD3+ cells make up 80.3%.

Download (99KB) Indexing metadata
5.
Fig. 4b. Example of expression CD27 of bone marrow T cells in patient with NSCLC: a – gate of CD3+ lymphocytes; b – in the gate of CD3+ lymphocytes in coordinates CD27/CD3 population of CD27+CD3+ cells make up 80.3%.

Download (70KB) Indexing metadata
6.
Fig. 1. The frequency of bone marrow lesions in NSCLC depending on the stage.

Download (128KB) Indexing metadata

Statistics

Views

Abstract - 30

PDF (Russian) - 12

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies