Dural non-Hodgkin’s lymphomas

Abstract


Primary presentation of intradural non-Hodgkin lymphoma (PDL) is rare. Most published cases of PDL are single-patient reports. This lesion occurs more often in middle-aged women, in contrast to brain parenchyma primary central nervous system lymphoma (PCNSL), which has a slight male predilection. In contrast with parenchymal PCNSL, there has been no clear association between acquired and congenital immunosuppression and the development of PDL. The pathogenesis of PDL is not well understood because the dura is devoid of any lymphoid tissue. One hypothesis is that a benign inflammatory condition of the dura could attract polyclonal lymphocytes from which a monoclonal lymphoma could arise. B-cell lymphomas of mucosa-associated lymphoid tissue (MALT) have been recognized as an important pathologic subtype. A PDL is more indolent and has a better prognosis than parenchymal PCNSL or systemic lymphoma with CNS metastasis. However, further studies with longer clinical follow up are necessary to assess the final outcome in these patients. In general, patients with marginal zone lymphoma have a favorable outcome, with a 5-year overall survival rate greater than 86%, without significant differences between gastrointestinal and nongastrointestinal and between localized and disseminated disease.

Full Text

Вступление Первичные неходжкинские лимфомы (НХЛ) твердой мозговой оболочки (ТМО) головного и спинного мозга редки, и традиционные представления о них во многом ошибочны. Во-первых, лимфомы ТМО обычно относят к лимфомам центральной нервной системы (ЦНС). Однако это справедливо только в отношении локализации, поскольку клеточное происхождение, биологические особенности, клиническое поведение и прогноз первичных лимфом ТМО и первичных лимфом головного мозга (ГМ) совершенно различны. Кроме того, лимфомы ТМО не могут быть отнесены к лимфомам особых локализаций (привилегированных в иммунном отношении - мозговая ткань, яички и т.д.), так как ТМО находится за пределами гематоэнцефалического барьера (ГЭБ). Во-вторых, лимфомы ТМО головного и спинного мозга, как правило, рассматриваются совместно; считается, что наиболее распространенным нозологическим вариантом опухоли является лимфома маргинальной зоны (ЛМЗ) MALT-типа. В то же время анализ литературы показывает, что ЛМЗ MALT-типа является наиболее распространенной опухолью только при краниальной ТМО, в то время как не менее 1/2 лимфом ТМО спинальной локализации представлены диффузной В-клеточной крупноклеточной лимфомой (ДВККЛ). В данной публикации описано собственное наблюдение первичной лимфомы ТМО краниальной локализации и представлен обзор литературы. Клинический случай У пациентки 64 лет (02.09.2015) остро развились нарушение речи, выпадение памяти. Экстренно была госпитализирована в ГБУ «СПб НИИ скорой омощи им. И.И.Джанелидзе». По данным компьютерной (КТ) и магнитно-резонансной томографии (МРТ) ГМ в левой теменной области выявлено образование 50-30 мм (менингиома) неоднородной плотности с перифокальным отеком и кальцинатами, прилежащими к ТМО. Срединные структуры не смещены (рис. 1). Экстренно 07.09.2015 выполнены костно-пластическая трепанация черепа левой теменно-височной области с первичной краниопластикой титановым имплантом, удаление образования левой теменной области (рис. 2). Иссеченный препарат направлен на морфологическое исследование (рис. 3). Результаты гистологического исследования: ТМО содержит густой клеточный инфильтрат, состоящий преимущественно из лимфоидных клеток малого и среднего размера. В составе инфильтрата - малые лимфоциты, клетки центро- и моноцитоидного типа. Встречаются рыхлые скопления крупных клеток, соответствующие остаткам фолликулярных структур. Значительные отложения гемосидерина вне- и внутриклеточно. При иммуногистохимическом (ИГХ) исследовании: большинство клеток инфильтрата экспрессирует CD20. Имеется умеренная неравномерная примесь CD3+ (T-) лимфоцитов, они концентрируются в остатках фолликулов. В-клетки не экспрессируют CD5, Cyclin D1, CD10, Tcl-1. Пролиферативный индекс клеток инфильтрата (по Ki-67, вне остатков фолликулов) - около 5%. Заключение: картина поражения ТМО при экстранодальной В-клеточной ЛМЗ MALT-типа. После стандартного обследования в СПб ГБУЗ «Городская клиническая больница №31» установлен диагноз: ЛМЗ MALT-типа с поражением ТМО, IEA стадия; 23.11.2015 выполнена диагностическая люмбальная пункция с интратекальным введением цитостатиков (метотрексат - МТХ - 15 мг, дексаметазон - 4 мг, Цитозар - 30 мг). Анализ ликвора по данным микроскопии и проточной цитометрии не выявил признаков специфического поражения. Системное однократное введение ритуксимаба в дозе 375 мг/м2 осложнилось явлениями токсического гепатита, в связи с чем в качестве дальнейшей тактики лечения предпочтение отдано проведению локальной низкодозной лучевой терапии (ЛТ). Обзор литературы Первичные лимфомы краниальной ТМО В отечественной и зарубежной литературе с 1980 по 2015 г. описано не более 100 случаев ЛМЗ ТМО. В обзоре F.Iwamoto и соавт. приводится частота этих опухолей - 2,4% среди 335 пациентов с первичными лимфомами ЦНС (ПЛЦНС) [21]. Опухоль чаще встречается у женщин в отличие от классических вариантов ПЛЦНС мозга, при которых превалируют пациенты мужского пола. Патогенез первичных лимфом ТМО до конца не ясен, поскольку ТМО лишена лимфоидной ткани. Одно из предположений заключается в том, что основой их развития могут служить воспалительные заболевания ТМО. Причинами ЛМЗ других локализаций являются хронические инфекции и аутоиммунные заболевания: этиологическим фактором наиболее распространенной лимфомы желудка MALT-типа является Helicobacter pylori, тонкой кишки - Campylobacter jejuni и ЛМЗ придатков глаза - Chlamydia psittaci. С хроническим гепатитом С связывают развитие нодальной и селезеночной форм ЛМЗ. Клиническая картина зависит от локализации опухоли и имитирует менингиому или субдуральную гематому. Наиболее распространенные клинические проявления неспецифичны: головные боли, судороги, координационные нарушения, спутанность сознания, тошнота, рвота, атаксия. Реже заболевание манифестирует прогрессирующей дисфункцией черепных нервов, нарушением зрения и потерей слуха. Описан необычный случай, дебют которого с острого гемипареза обусловил ошибочный диагноз субдуральной гематомы. Основным методом визуализации при ЛМЗ ТМО является МРТ ГМ (при противопоказаниях - КТ). Обязательным является исследование спинномозговой жидкости (частота лептоменингеальных поражений в одном из исследований составила 63%) [5]. Прогноз при ЛМЗ ТМО лучше, чем при первичных и вторичных НХЛ с поражением паренхимы ГМ, и сопоставим с таковым при первичных MALT-лимфомах с поражением желудочно-кишечного тракта (ЖКТ): 5-летняя общая выживаемость при которых, по отечественным данным, составляет 84% [2], по данным европейских исследований - 86% [52]. Стандартных лечебных подходов не существует из-за редкости патологии. Полная резекция ЛМЗ ТМО может быть затруднена из-за множественных очагов либо инфильтративного роста. В большинстве случаев после полной резекции опухоли проводится адъювантное лечение. ЛТ является предпочтительным подходом, так как ЛМЗ обладает высокой радиочувствительностью и требует относительно низких суммарных очаговых доз, что сводит к минимуму риск нейротоксичности. ЛТ должна проводиться на современных ускорителях электронов тормозным излучением 6 МэВ с применением 3D-планирования и использованием методик конформной ЛТ. Согласно рекомендациям International Lymphoma Radiation Oncology Group (ILROG) и Международного комитета по радиационным единицам и измерениям (ICRU - International Commission on Radiation Units and Measurements) в зону облучения (PTV - planing target volume) включается пораженный очаг - involved site radiation therapy (ISRT) согласно данным клинико-лучевого обследования, вокруг которого делается отступ 15 мм. Если ЛТ - единственный метод лечения, то очаг - gross tumor volume (GTV) определяется после диагностической биопсии; если ЛТ следует за системной химиотерапией (ХТ) или оперативным лечением, то GTV оценивается дважды: до I этапа терапии и до ЛТ, т.е. GTV остаточного образования. Суммарная очаговая доза (СОД) должна составлять 30-36 Гр. Если при лимфоме ТМО имеется более одного очага, ЛТ надо начинать с облучения всего ГМ до суммарной дозы 24 Гр и затем добавить на очаги поражения дополнительно 12 Гр. Использование лекарственной терапии малоперспективно из-за незначительной эффективности. Стандартные схемы химиоиммунотерапии, используемые для распространенных НХЛ, также не показали преимуществ перед ЛТ и хирургическим методом. Высокодозный МТХ является наиболее эффективным препаратом при вовлечении паренхимы ГМ, но он неприменим при поражении ТМО. Кроме того, его сочетание с ЛТ сопряжено с тяжелыми осложнениями. В обзоре F.Iwamoto и соавт. с 1980 по 2006 г. описано 53 клинических наблюдения лимфом ТМО. У подавляющего большинства пациентов морфологическим вариантом была ЛМЗ - 38 (72%); отмечено по 3 случая фолликулярной лимфомы (ФЛ), лимфомы из малых лимфоцитов и неуточненных вариантов В-клеточных лимфом; у 5 больных диагностирована ДВККЛ и в 1 случае - лимфома Ходжкина. Среди этих пациентов 79% составили женщины. Хирургическое лечение на I этапе получили 27 (51%) больных, только ЛТ проведена 25% пациентов, остальные получили комбинированную терапию; 5-летняя общая выживаемость составила более 86% и сопоставима с таковой при ЛМЗ ЖКТ [21]. Характеристика больных представлена в табл. 1. Авторы делают следующие выводы: полный ответ достигается у большинства пациентов даже в случае лептоменингеального распространения заболевания; ТМО не защищена ГЭБ, что объясняет повышенный риск развития системных рецидивов по сравнению с другими видами ПЛЦНС; частота рецидивов выше, чем при поражении ЖКТ; системные рецидивы могут возникать и через несколько лет после окончания лечения. В исследовании S.Kumar и соавт. (1997 г.) описаны 5 случаев ЛМЗ ТМО. Все пациенты - женщины, возраст 40-62 года. В дебюте заболевания имела место очаговая неврологическая симптоматика. Во всех случаях радиологические исследования показали локальное вовлечение ТМО (IE стадия). ЛТ проведена 3 пациенткам, ХТ - в одном случае и химиолучевое лечение получила 1 больная, с достижением полного ответа во всех случаях. На момент публикации все 5 пациенток находились в ремиссии при медиане наблюдения 63 мес [27]. W.Razaq и соавт. также описано 5 больных ЛМЗ ТМО, получивших лечение с 1999 по 2006 г. Четыре из 5 пациентов были женщины, клиническая картина была представлена головными болями, дефицитом координации и двигательных функций либо параличом черепных нервов. При морфологическом исследовании опухоли преобладали клетки малого и среднего размера с умеренным количеством цитоплазмы, с экспрессией пан-В-клеточных антигенов (CD19, CD20, и CD79a), без экспрессии CD10, CD23, и циклина D1. На I этапе больным проведена резекция с дальнейшей ЛТ, системной ХТ и/или МТХ и/т (интратекальными введениями МТХ). Один пациент умер через 2 мес от причины, не связанной с лимфомой ЦНС, остальные 4 женщины находились без признаков рецидива в течение 4 лет наблюдения [39]. В исследовании I.Park описан необычный клинический случай: 18-летний мужчина поступил в крайне тяжелом состоянии, с правосторонним центральным параличом лицевого нерва, тяжелым правосторонним гемипарезом, головокружением, дизартрией. При МРТ ГМ обнаружена опухоль, исходящая из левых базальных ганглиев. Проведена ЛТ, в результате которой пациент находился в полной ремиссии (ПР) в течение 1 года и 10 мес к моменту пуликации [37]. Работа G.Venkataraman и соавт. (2011 г.) [49] была посвящена роли экспрессии иммуноглобулина (Ig) G4 при ЛМЗ с вовлечением ТМО. В обзор было включено 32 случая ЛМЗ ТМО с 1985 по 2009 г.: 27 (84%) женщин и 5 мужчин. Возраст больных варьировал от 33 до 82 лет (медиана 50 лет). В клинической картине превалировали очаговая неврологическая симптоматика (у 58% пациентов): головные боли, судороги, потеря сознания. Рентгенологически в большинстве случаев выявлялись опухолевые массы, имитирующие картину менингиомы. IЕ стадия была диагностирована у 28 (88%) больных, в 4 случаях - генерализованные стадии с поражением легких, слюнной железы, кожи, средостения. ИГХ определялись пан-В-клеточные антигены: CD20+, CD79a+, значительная часть клеток экспрессировала MUM1+, пролиферативный индекс (по Ki-67) составил 10-20%. В 6 (32%) из 19 случаев первичной ЛМЗ ТМО выявлено большое количество IgG4-положительных плазматических клеток. В 3 из 9 случаев выявлены генетические аномалии: трисомия 3,18; 3,1; 18 [49]. Характеристика больных представлена на табл. 2. На I этапе 19 (68%) больным произведены резекции опухоли. Без признаков прогрессирования заболевания в течение 4-124 мес (медиана 19,5 мес), живы 16 из 17 оцененных пациентов. Японские нейрохирурги в 2012 г. опубликовали наблюдение ЛМЗ (MALT-типа) с многочисленными IgG4-положительными плазматическими клетками у пациентки 65 лет. Длительность ремиссии на момент публикации составила 9 лет после хирургического лечения и ЛТ [50]. Авторы отмечают редкость патологии, благоприятный прогноз и возможность получения долгосрочных ремиссий при использовании локальных методов воздействия. В отечественной литературе коллективом авторов ФГБУ «Гематологический научный центр» Минздрава России и ФГАУ «НИИ нейрохирургии им. акад. Н.Н.Бурденко» Минздрава России в 2008 г. описано 3 наблюдения ЛМЗ ТМО: 2 мужчин (38 и 50 лет) и 1 женщина (51 года); рис. 4. Во всех трех случаях первичный диагноз был установлен неверно, что связано с редкой встречаемостью этой опухоли и напоминающим менингиому или субарахноидальное кровоизлияние течением. Всем 3 пациентам на I этапе проведена частичная резекция опухоли с дальнейшей ХТ. Выбор лечения определялся сведениями о высокой эффективности ХТ по схеме R±FMC при лимфомах из клеток МЗ (MALT-типа). Во всех трех случаях достигнута полная длительная ремиссия [1]. В 2013 г. опубликован самый крупный обзор, посвященный систематизации литературных данных по ЛМЗ c вовлечением краниальной ТМО. В эту работу включен 91 пациент, причем в подавляющем большинстве это были женщины моложе 60 лет. Характеристика больных представлена в табл. 3. B.Beltran и соавт. помимо анализа литературных данных описывают 3 собственных клинических наблюдения: 2 женщины и 1 мужчина с вовлечением краниальной ТМО. Всем пациентам на I этапе проведена полная резекция с последующей ЛТ (СОД 50 Гр). Во всех трех случаях была достигнута длительная ПР от 12 до 36 мес. Лишь у 1 пациентки через 21 мес диагностирован рецидив в малом тазу, по поводу которого проведено 6 курсов химиоиммунотерапии по схеме R-CHOP с достижением второй ПР длительностью 47 мес [14]. Авторы делают следующие выводы: основным контингентом больных ЛМЗ ТМО являются женщины среднего возраста (моложе общей популяции больных ЛМЗ - медиана 52 года), при удобном доступе должна проводиться резекция на I этапе, после которой предпочтение отдается ЛТ (СОД 50 Гр может быть снижена). Роль системной и интратекальной ХТ до конца не ясна. Первичные лимфомы спинальной ТМО Первичные НХЛ спинальной ТМО представляют собой еще более редкую патологию, в литературе с 1992 по 2013 г. описано не более 50 случаев. В 2013 г. опубликован обзор основных публикаций с 1992 по 2013 г. В анализ были отобраны 166 хорошо документированных случаев первичных НХЛ мозговых оболочек, из которых лишь у 38 (22%) больных отмечалось изолированное поражение оболочек спинного мозга (IE стадия). Средний возраст пациентов составил 55,8 года, без гендерных предпочтений. Наиболее распространенной локализацией являлся грудной отдел (24 случая), на 2-м месте - поясничный отдел (9 случаев). Клинически лимфомы с поражением оболочек спинного мозга проявляли себя корешковым синдромом: боль, парез, генитоуринарные симптомы, геми-, параплегия. Характеристика больных представлена в табл. 4. В 1/2 случаев опухоль была представлена ДВККЛ - 19 (50%) больных. Не явилась редкостью и ФЛ. Авторы высказывают предположение о связи этих двух вариантов посредством процесса трансформации. Такая характеристика отражает гетерогенность лимфом в зависимости от анатомического участка поражения. Кроме того, отсутствие сообщений в литературе о случаях НХЛ с одновременным привлечением оболочек и головного и спинного мозга также подтверждает эту гипотезу [35]. В связи с редкостью патологии единого терапевтического подхода не существует. Для включенных в обзор пациентов применялись комбинации местного и системного воздействия: хирургические вмешательства с декомпрессионной целью сочетались с химиоиммунотерапией (как правило, режимом R-CHOP), МТХ и/т и адъювантной ЛТ. Медиана выживаемости без признаков заболевания составила 25 (от 1 до 84) мес и сопоставима с таковой при краниальной локализации опухоли. В работе описано всего 3 случая с летальным исходом при поражении оболочек спинного мозга, причиной которых были ранние послеоперационные осложнения, не связанные с основным заболеванием. У этих 3 больных была диагностирована периферическая Т-клеточная лимфома (ПТКЛ). Таким образом, для больных НХЛ мозговых оболочек головного и спинного мозга характерен в целом хороший прогноз, контрастирующий с таковым при классических вариантах ПЛЦНС. Стандартных лечебных подходов не существует из-за редкости патологии. Учитывая клиническую картину, имитирующую менингиому, субдуральную гематому, наличие компрессионного синдрома в дебюте заболевания, на I этапе, как правило, проводится резекция опухоли (полная либо частичная), после которой показана адъювантная терапия (ХТ либо лучевое лечение). Полный ответ достигается у большинства пациентов, даже в случае лептоменингеального распространения заболевания и независимо от метода лечения. ТМО не защищена ГЭБ, что объясняет повышенный риск развития системных рецидивов по сравнению с другими видами ПЛЦНС. Системные рецидивы могут возникать и через несколько лет после окончания лечения, а выбор терапии в таких случаях зависит от варианта лимфомы, срока развития возврата заболевания, распространенности и локализации поражения.

About the authors

L G Babicheva

Russian Medical Academy of Postgraduate Education of the Ministry of Health of the Russian Federation

Email: lalibabicheva@mail.ru
125993, Russian Federation, Moscow, ul. Barrikadnaia, d. 2/1

V V Baikov

I.M.Pavlov First Saint Petersburg State Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation

197022, Russian Federation, Saint Petersburg, ul. L'va Tolstogo, d. 6/8

E E Leenman

I.I.Mechnikov State Northwestern Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation

191015, Russian Federation, Saint Petersburg, ul. Kirochnaia, d. 41

Yu N Vinogradova

FSBEI Russian Research Center for Radiology and Surgical Technologies

197758, Russian Federation, Saint Petersburg, Leningradskaia ul., 70 pos. Pesochnyi

N V Ilyin

FSBEI Russian Research Center for Radiology and Surgical Technologies

197758, Russian Federation, Saint Petersburg, Leningradskaia ul., 70 pos. Pesochnyi

V V Ryabchikova

City Clinical Hospital №31

197110, Russian Federation, Saint Petersburg, pr-t Dinamo, d. 3

I V Poddubnaya

Russian Medical Academy of Postgraduate Education of the Ministry of Health of the Russian Federation

125993, Russian Federation, Moscow, ul. Barrikadnaia, d. 2/1

References

  1. Губкин А.В., Звонков Е.Е., Кременецкая А.М., Кравченко С.К. Первичные лимфопролиферативные заболевания центральной нервной системы. Клин. онкогематология. 2008; 1 (4).
  2. Поддубная И.В., Османов Е.А., Москаленко О.А. и др. Клинические аспекты MALT-лимфом. Информационный бюллетень «Вестник». 2009; 10 (561).
  3. Abdel Aziz K.M, Van Loveren H.R. Primary lymphoma of Meckel's cave mimicking trigeminal schwannoma: case report. Neurosurgery 1999; 44: 859-62.
  4. Abdullah S, Morgensztern D, Rosado M.F, Lossos I.S. Primary lymphoblastic B-cell lymphoma of the cranial dura mater: a case report and review of the literature. Leuk Lymphoma 2005; 46: 1651-7.
  5. Abrey L.E, Batchelor T.T, Ferreri A.J et al. Report of an international workshop to standardize baseline evaluation and response criteria for primary CNS lymphoma. J Clin Oncol 2005; 23: 5034-43.
  6. Abrey L.E, Yahalom J, De Angelis L.M. Treatment for primary CNS lymphoma: the next step. J Clin Oncol 2000; 18: 3144-50.
  7. Altundag M.K, Ozisik Y, Yalcin S et al. Primary low grade B-cell lymphoma of the dura in an immunocompetent patient. J Exp Clin Cancer Res 2000; 19: 249-51.
  8. Amaker B.H, Ghatak N.R, Jebraili S.A et al. Primary T-cell - rich B-cell lymphoma masquerading as a meningioma. Arch Pathol Lab Med 2000; 124: 1700-3.
  9. Arcaini L, Paulli M, Boveri E et al: Splenic and nodal marginal zone lymphomas are indolent disorders at high hepatitis C virus seroprevalence with distinct presenting features but similar morphologic and phenotypic profiles. Cancer 2004; 100: 107-15.
  10. Assaf C, Coupland S.E, Hummel M et al. Relapse of primary extranodal marginal - zone B-cell lymphoma of the dura mater. Lancet Oncol 2005; 6: 187-9.
  11. Benouaich A, Delord J.P, Danjou M et al. Primary dural lymphoma: a report of two cases with review of the literature. Rev Neurol (Paris) 2003 (Fr); 159: 652-8.
  12. Beriwal S, Hou J.S, Miyamoto C, Garcia-Young J.A. Primary dural low grade BCL-2 negative follicular lymphoma: a case report. J Neurooncol 2003; 61: 23-5.
  13. Bodi I, Hussain A, Gullan R.W, Safa A.S. 56-year - old female with right frontal tumor of the dura. Brain Pathol 2003; 13: 417-8.
  14. Beltran B.E, Kuritzky B, Castillo J.J et al. Extranodal marginal zone lymphoma of the cranial dura mater: report of three cases and systematic review of the literature. Leukemia & Lymphoma 2013; 54 (10): 2306-9.
  15. Estevez M, Chu C, Pless M. Small B-cell lymphoma presenting as diffuse dural thickening with cranial neuropathies. J Neurooncol 2002; 59: 243-7.
  16. Ferreri A.J, Guidoboni M, Ponzoni M et al: Evidence for an association between Chlamydia psittaci and ocular adnexal lymphomas. J Natl Cancer Inst 2004; 96: 586-94.
  17. Freudenstein D, Bornemann A, Ernemann U et al. Intracranial malignant B-cell lymphoma of the dura. Clin Neuropathol 2000; 19: 34-7.
  18. Goetz P, Lafuente J, Revesz T et al. Primary low - grade B-cell lymphoma of mucosa - associated lymphoid tissue of the dura mimicking the presentation of an acute subdural hematoma. Case report and review of the literature. J Neurosurg 2002; 96: 611-4.
  19. Hodgson D, David K.M, Powell M et al. Intra cranial extracerebral follicular lymphoma mimicking a sphenoid wing meningioma. J Neurol Neurosurg Psychiatry 1999; 67: 251-2.
  20. Isaacson P.G, Du M.Q. MALT lymphoma: from morphology to molecules. Nature Rev Cancer 2004; 4: 644-53.
  21. Iwamoto F.M, De Angelis L.M, Abrey L.E. Primary dural lymphomas: a clinicopathologic study of treatment and outcome in eight patients. Neurology 2006; 66: 1763-5.
  22. Jazy F.K, Shehata W.M, Tew J.M et al. Primary intracranial lymphoma of the dura. Arch Neurol 1980; 37: 528-9.
  23. Johnson M.D, Kinney M.C, Scheithauer B.W et al. Primary intracerebral Hodgkin's disease mimicking meningioma: case report. Neurosurgery 2000; 47: 454-6.
  24. Johnson M.D, Powell S.Z, Boyer P.J et al. Dural lesions mimicking meningiomas. Hum Pathol 2002; 33:1211-26.
  25. Kambham N, Chang Y, Matsushima A.Y. Primary low - grade B-cell lymphoma of mucosa - associated lymphoid tissue (MALT) arising in dura. Clin Neuropathol 1998; 17: 311-7.
  26. Kelley T.W, Prayson R.A, Barnett G.H et al. Extranodal marginal zone B-cell lymphoma of mucosa - associated lymphoid tissue arising in the lateral ventricle. Leuk Lymphoma 2005; 46: 1423-7.
  27. Kumar S, Kumar D, Kaldjian E.P et al. Primary low - grade B-cell lymphoma of the dura: a mucosa associated lymphoid tissue - type lymphoma. Am J Surg Pathol 1997; 21: 81-7.
  28. Lachance D.H, O'Neill B.P, Macdonald D.R et al: Primary leptomeningeal lymphoma. Report of 9 cases, diagnosis with immunocytochemical analysis, and review of literature. Neurology 1991; 41: 95-100.
  29. Lecuit M, Abachin E, Martin A et al. Immunoproliferative small intestinal disease associated with Campylobacter jejuni. N Engl J Med 2004; 350: 239-48.
  30. Lehman N.L, Horoupian D.S, Warnke R.A et al. Dural marginal zone lymphoma with massive amyloid deposition: rare low - grade primary central nervous system B-cell lymphoma. Case report. J Neurosurg 2002; 96: 368-72.
  31. Martinelli G, Laszlo D, Ferreri A.J et al. Clinical activity of rituximab in gastric marginal zone non-Hodgkin's lymphoma resistant to or not eligible for anti-Helicobacter pylori therapy. J Clin Oncol 2005; 23: 1979-83.
  32. Mesfin F.B, Drazin D, Berry S et al. Diffuse Follicle center lymphoma of the spine: A primary epidural lymphoma? Clin Neuropathol 2009; 28: 395-9.
  33. Miller M, Loffe V, Ruffin W.K, Giri P.G. Primary MALT lymphoma of the dura in a patient with active scleroderma. Clin Adv Hematol Oncol 2004; 2: 815-9.
  34. Miranda R.N, Glantz L.K, Myint M.A et al. Stage IE non - Hodgkin's lymphoma arising from the dura: a clinicopathologic study of five cases. Arch Pathol Lab Med 1996; 120: 254-60.
  35. Mneimneh W.S, Ashraf М.А, El-Kadi О et al. Primary dural lymphoma: A novel concept of heterogeneous disease. Pathol Int 2013; 63 (1): 68-72.
  36. Nguyen D, Nathwani B.N. Primary meningeal small lymphocytic lymphoma. Am J Surg Pathol 1989; 13: 67-70.
  37. Park I, Huh J, Kim J.H, Lee S.W et al. Primary central nervous system marginal zone B-cell lymphoma of the Basal Ganglia mimicking low - grade glioma: a case report and review of the literature. Clin Lymphoma Myeloma 2008; 8 (5): 305-8. doi: 10.3816/CLM.2008.n.043.
  38. Puri D.R, Tereffe W, Yahalom J. Low - dose and limited - volume radiotherapy alone for primary dural marginal zone lymphoma: Treatment approach and review of published data. Int J Radiat Oncol Biol Phys 2008; 71: 1425-35.
  39. Razaq W, Goel A, Amin A, Grossbard M.L. Primary central nervous system mucosa - associated lymphoid tissue lymphoma: case report and literature review. Clin Lymphoma Myeloma 2009; 9 (3): E5-9. doi: 10.3816/CLM.2009.n.052.
  40. Riccioni L, Morigi F, Cremonini A.M. Follicular lymphoma of the dura associated with meningioma: A case report and review of the literature. Neuropathology 2007; 27: 278-3.
  41. Rottnek M, Strauchen J, Moore F, Morgello S. Primary dural mucosa - associated lymphoid tissue - type lymphoma: case report and review of the literature. J Neurooncol 2004; 68: 19-23.
  42. Sanjeevi A, Krishnan J, Bailey P.R, Catlett J. Extranodal marginal zone B-cell lymphoma of malt type involving the cavernous sinus. Leuk Lymphoma 2001; 42: 1133-7.
  43. Scott T.F, Hogan E.L, Carter T.D et al. Primary intracranial meningeal lymphoma. Am J Med 1990; 89: 536-8.
  44. Thieblemont C, Bastion Y, Berger F et al. Mucosa - associated lymphoid tissue gastrointestinal and nongastrointestinal lymphoma behavior: analysis of 108 patients. J Clin Oncol 1997; 15: 1624-30.
  45. Thieblemont C, Berger F, Dumontet C et al. Mucosa - associated lymphoid tissue lymphoma is a disseminated disease in one third of 158 patients analyzed. Blood 2000; 95: 802-6.
  46. Tsang R.W, Gospodarowicz M.K, Pintilie M et al. Localized mucosa - associated lymphoid tissue lymphoma treated with radiation therapy has excellent clinical outcome. J Clin Oncol 2003; 21: 4157-64.
  47. Tsukada T, Ohno T, Tsuji K et al. Primary epidural non - Hodgkin’s lymphoma in clinical stage IEA presenting with paraplegia and showing complete recovery after combination therapy. Intern Med 1992; 31: 513-5.
  48. Tu P.H, Giannini C, Judkins A.R et al. Clinicopathologic and genetic profile of intracranial marginal zone lymphoma: a primary low - grade CNS lymphoma that mimics meningioma. J Clin Oncol 2005; 23: 5718-27.
  49. Venkataraman G, Rizzo K.A, Chavez J.J et al. Marginal zone lymphomas involving meningeal dura: possible link to IgG4-related diseases. Mod Pathol 2011; 24 (3): 355-66. doi: 10.1038/modpathol.2010. 206. Epub 2010 Nov 19.
  50. Yamada M, Hirahara K, Tomosugi T et al. Extranodal marginal zone lymphoma of the dura: a case report. 2012; 40 (12): 1079-85.
  51. Zinzani P.L, Magagnoli M, Galieni P et al. Nongastrointestinal low - grade mucosa - associated lymphoid tissue lymphoma: analysis of 75 patients. J Clin Oncol 1999; 17: 1254-8.
  52. Zucca E, Conconi A, Pedrinis E et al. Nongastric marginal zone B-cell lymphoma of mucosa - associated lymphoid tissue. Blood 2003; 101: 2489-95.

Statistics

Views

Abstract - 144

PDF (Russian) - 12

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies