Sravnenie original'nogo preparata filgrastima Neypogen s rossiyskim vosproizvedennym preparatom Leykostim dlya profilaktiki i lecheniya neytropenii na fone polikhimioterapii bol'nykh s prodvinutymi stadiyami limfomy Khodzhkina: analiz «zatraty effektivnost'» i «minimizatsiya zatrat»

Abstract


Лимфома Ходжкина (ЛХ) – одно из распространенных заболеваний лимфоидной ткани (16,8% из всех гемобластозов при заболеваемости 0,9–3,1 на 100 тыс. населения) [1–3]. Одним из современных высокоэффективных методов лечения ЛХ является цитостатическая полихимиотерапия (ПХТ). Благодаря внедрению новых схем ПХТ, ЛХ, по данным литературы, вышел из разряда фатальных [4, 5]. Большинство стандартных схем ПХТ даже при продвинутых стадиях заболевания позволяют достигнуть до 90% ремиссий. При выявлении и надлежащем лечении заболевания на ранних стадиях 5-летняя безрецидивная выживаемость достигает 90% [2, 6, 7]. Наряду с этим схемы ПХТ продвинутых стадий ЛХ характеризуются таким серьезным осложнением, как нейтропения (агранулоцитоз), что требует назначения колониестимулирующих факторов (КСФ). В качестве КСФ широко применяется лекарственное средство с МНН филграстим. До настоящего времени применяется оригинальный препарат филграстима Нейпоген ("Хоффман-ля-Рош", Швейцария). Однако в 2006 г. в Российской Федерации зарегистрирован российский дженерик Нейпогена Лейкостим ("Биокад", Россия). Весьма перспективным шагом на пути снижения общих затрат и повышения доступности высокоэффективных схем полихимиотерапии больных с генерализованными стадиями ЛХ может оказаться замена оригинального дорогостоящего препарата Нейпоген на отечественный Лейкостим. Современной научной основой выбора между сравниваемыми лекарственными технологиями с позиции соотношения их эффективности и стоимости является использование методологии фармакоэкономических исследований. Такие исследования в последнее десятилетие получают развитие. В РФ проведены фармакоэкономические исследования различных лекарственных средств при разных заболеваниях. Однако Лейкостим и Нейпоген с позиции фармакоэкономики в РФ рассмотрены не были. Проведение сравнительного фармакоэкономического исследования Лейкостима и Нейпогена на фоне полихимиотерапии ЛХ является актуальным и целесообразным.

Full Text

Лимфома Ходжкина (ЛХ) – одно из распространенных заболеваний лимфоидной ткани (16,8% из всех гемобластозов при заболеваемости 0,9–3,1 на 100 тыс. населения) [1–3]. Одним из современных высокоэффективных методов лечения ЛХ является цитостатическая полихимиотерапия (ПХТ). Благодаря внедрению новых схем ПХТ, ЛХ, по данным литературы, вышел из разряда фатальных [4, 5]. Большинство стандартных схем ПХТ даже при продвинутых стадиях заболевания позволяют достигнуть до 90% ремиссий. При выявлении и надлежащем лечении заболевания на ранних стадиях 5-летняя безрецидивная выживаемость достигает 90% [2, 6, 7]. Наряду с этим схемы ПХТ продвинутых стадий ЛХ характеризуются таким серьезным осложнением, как нейтропения (агранулоцитоз), что требует назначения колониестимулирующих факторов (КСФ). В качестве КСФ широко применяется лекарственное средство с МНН филграстим. До настоящего времени применяется оригинальный препарат филграстима Нейпоген ("Хоффман-ля-Рош", Швейцария). Однако в 2006 г. в Российской Федерации зарегистрирован российский дженерик Нейпогена Лейкостим ("Биокад", Россия). Весьма перспективным шагом на пути снижения общих затрат и повышения доступности высокоэффективных схем полихимиотерапии больных с генерализованными стадиями ЛХ может оказаться замена оригинального дорогостоящего препарата Нейпоген на отечественный Лейкостим. Современной научной основой выбора между сравниваемыми лекарственными технологиями с позиции соотношения их эффективности и стоимости является использование методологии фармакоэкономических исследований. Такие исследования в последнее десятилетие получают развитие. В РФ проведены фармакоэкономические исследования различных лекарственных средств при разных заболеваниях. Однако Лейкостим и Нейпоген с позиции фармакоэкономики в РФ рассмотрены не были. Проведение сравнительного фармакоэкономического исследования Лейкостима и Нейпогена на фоне полихимиотерапии ЛХ является актуальным и целесообразным. Фармакоэкономическое исследование состояло из 5 основных этапов: 1) сравнительного анализа эффективности разных схем ПХТ больных ЛХ; 2) сравнительного анализа эффективности Нейпогена и Лейкостима; 3) анализа затрат на разные схемы ПХТ больных с продвинутыми стадиями ЛХ ("минимизация затрат"); 4) сравнительного анализа затрат при использовании в качестве КСФ Нейпогена или Лейкостима ("минимизация затрат"); 5) анализ показателя "затраты–эффективность". Анализ эффективности разных схем ПХТ больных с продвинутыми стадиями ЛХ проводили как на основе данных о клинических исследованиях (КИ), так и индивидуальной медицинской документации (ИМД) больных ЛХ, прошедших лечение в ГНЦ РАМН. Поиск и сбор информации о проведенных КИ проходил по основным базам данных: MedLine/PubMed и "Российская медицина". Было обнаружено более 15 КИ. Авторы КИ оценивали разные показатели эффективности разных схем ПХТ при лечении разных контингентов больных ЛХ, поэтому сопоставить данные нескольких КИ не представлялось возможным. В целях сравнительного ретроспективного фармакоэкономического исследования использовали данные КИ новых и эффективных режимов ПХТ, в которых оценивали показатели, наиболее полно и всесторонне отражающие эффективность лечения. Таким показателем является FFTF (выживаемость, свободная от неудач лечения)1, а КИ, в котором сравнивали современные эффективные схемы ПХТ, является крупное продолжительное многоцентровое рандомизированное КИ, проведенное GHSG под руководством V.Diehl. Показатель FFTF является частотным и, следовательно, проведенные на его основе фармакоэкономические расчеты достаточно сложно интерпретировать. С целью интерпретации таких данных в ходе дальнейшего исследования вводили специальный показатель эффективности – годы жизни, свободные от неудач лечения (FFALY), который рассчитывали по формуле: FFALY = FFTF × Y, (1) где FFALY – годы жизни, свободные от неудач лечения (годы на 100 человек); FFTF – выживаемость, свободная от неудач лечения (в %); Y – промежуток времени, за который оценивали FFTF (в годах). Наряду с FFTF в исследовании GHSG оценивали общую выживаемость и частоту полных ремиссий. Для определения недостающих данных об эффективности для фармакоэкономического исследования наряду с КИ анализировали данные ГНЦ РАМН. С 1990 по 2006 г. в ГНЦ РАМН было пролечено 459 больных с впервые установленным диагнозом "ЛХ". Причем схему ABVD назначали только больным с ранними стадиями ЛХ без прогностически неблагоприятных факторов. Остальные схемы ПХТ назначали больным с продвинутыми стадиями ЛХ. Схему Stanford-V назначали с 1995 по 1997 г.; она была исключена из числа используемых схем ПХТ ЛХ вследствие выявленной неэффективности. Схему MOPP(COPP)/ABVD назначали с 1990 по 2001 г., BEACOPP-I – с 1998 г., BEACOPP-II – с 2001 г., BEACOPP-14 – c 20062. Количество больных, пролеченных этими схемами ПХТ, составило 211, 63, 112 и 15 человек соответственно. В качестве источника информации об эффективности и переносимости Лейкостима и Нейпогена использовали данные клинического исследования, проведенного под руководством А.И.Воробьева [8]. Данное клиническое испытание являлось сравнительным рандомизированным проспективным. Его клиническими базами были ГНЦ РАМН, Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А.Герцена и Московская городская онкологическая больница №62 (руководитель исследования – академик РАН и РАМН А.И.Воробьев). В общей сложности в исследование были включены 95 пациентов, 80 из которых получали Лейкостим, а 15 – Нейпоген. На I этапе исследовали переносимость Лейкостима: больные с нейтропенией II–IV степени получали Лейкостим в дозе 2,5 мкг/кг/сут (1/2 терапевтической дозы; 10 человек) и 5,0 мкг/кг/сут (терапевтическая доза; 10 человек) до устранения нейтропении. На II этапе исследовали эффективность Лейкостима в терапевтической дозе. Основная группа была сформирована из больных с развившейся нейтропенией II–IV степени (45 человек). Пациенты дополнительной группы получали Лейкостим в качестве первичной профилактики нейтропении на фоне ПХТ ЛХ (15 человек; на 9-й день курса ПХТ, вводили 1 раз в день в течение 5 дней подряд в разовой дозе 5,0 мкг/кг). Больные из групп сравнения получали Нейпоген в терапевтической дозе 5,0 мкг/кг (10 пациентов – для коррекции нейтропении, 5 пациентов – для ее первичной профилактики при проведении ПХТ по программе ВЕАСОР-II). Группы пациентов, получавших исследуемый препарат и препарат сравнения, были сформированы методом случайной выборки и включали пациентов с близкой тяжестью заболевания. Лейкостим считали эффективным, если удавалось вывести пациентов из нейтропении, избежать развития инфекционных осложнений, выписать больного из стационара и начать следующий курс химиотерапии в запланированные сроки. Лечение рассматривали как неэффективное в случае отсутствия положительной динамики нейтропении, невозможности продолжить химиотерапию или выписать больного из стационара в запланированные сроки. Количественным показателем эффективности препарата Г-КСФ считали срок выхода из нейтропении (количество инъекций, понадобившихся для ликвидации нейтропении). В ходе исследования оценивали прямые медицинские затраты на: 1) цитостатические лекарственые средства (ЛС), входящие в схемы ПХТ; 2) колониестимулирующие факторы; 3) сопутствующую (вспомогательную) фармакотерапию; 4) фармакотерапию токсических и инфекционных осложнений ПХТ; 5) лечение ранних неудач терапии; 6) лечение поздних рецидивов. Другие прямые медицинские затраты (на лабораторно-диагностические процедуры, пребывание больных в стационаре) относили к постоянным затратам. Основанием отнесения этих затрат к постоянным являлось наличие протокола обследования больного ЛХ в ГНЦ РАМН, согласно которому все больные ЛХ должны получать одинаковое количество лабораторно-диагностических процедур (анализов, обследований и т.п.). Прямые немедицинские затраты (транспортные расходы больного на дорогу к месту прохождения лечения и др.), а также непрямые медицинские затраты (финансовые издержки при невыходе больного на работу в связи с болезнью и др.) в рамках ретроспективного исследования оценить не представлялось возможным. Косвенные затраты были учтены с применением метода "человеческого капитала" как недополученная среднемесячная заработная плата. Вследствие того что исследуемая категория больных имеет право на государственную социальную помощь, а используемые ЛС (МНН) входили на момент исследования в "Перечень ЛС, отпускаемых по рецептам врача (фельдшера) при оказании дополнительной бесплатной медицинской помощи отдельным категориям граждан, имеющим право на получение государственной социальной помощи" (Приказ Минздравсоцразвития от 28 сентября 2005 года №601), анализ затрат на ЛС осуществляли на основании данных о зарегистрированных "предельных отпускных ценах производителей" (Приказ Росздравнадзора от 30 декабря 2005 г. №2943-Пр/05) и предельных торговых надбавках (Приказ Росздравнадзора от 22.12.2004 г. №660-Пр/04; предельная торговая надбавка в среднем по России составила 41,2±2,921% (a=0,05, n=88)). Для последовательного и качественного учета затрат разрабатывали комплекс алгебраических формул: C1мг = Суп ; (2) n×d Cпхт/вфт = N × (С1мг × Dцикл); (3) Dцикл = D1 × ППТ × t; (4) Cксф = (С1мкг × Dксф × m) × k × N; (5) Cио/рн/пр = С1ио/1рн/1пр × Fио/рн/пр; (6) Cкосв = S × 36 × Fсм; (7) Собщ = (Спхт + Свфт + Сксф) × 100 + Сио + Срн + Спр + Скосв. (8) где С1мг – стоимость 1 мг ЛС (руб./мг); Суп – стоимость упаковки ЛС (руб./уп); n – количество единиц ЛС (таблеток, ампул) в упаковке (шт/уп); d – дозировка ЛС (мг/шт); СПХТ/ВФТ – затраты на ПХТ или вспомогательную фармакотерапию (руб.); N – количество циклов ПХТ на одного больного (шт); Dцикл – доза ЛС на 1 цикл ПХТ (мг/цикл); D1 – разовая доза ЛС (мг); ППТ – средняя площадь поверхности тела больного ЛХ (1,77±0,037 м2; n=182, a=0,95); СКСФ – затраты на КСФ (руб.); С1мкг – стоимость 1 мкг КСФ (руб./мкг); DКСФ – суточная доза КСФ (мкг/сут); k – длительность приема КСФ в течение одного цикла ПХТ (сут); m – средняя масса тела больного ЛХ; СИО/РН/ПР – затраты на инфекционные осложнения (ИО), ранние неудачи (РН) или поздние рецидивы (ПР); С1ИО/1РН/1ПР – стоимость одного случая ИО, РН или ПР (рассчитывается отдельно в соответствии с протоколами ГНЦ РАМН); FИО/РН/ПР – частота ИО, РН или ПР (получена в ходе анализа эффективности); Cкосв – косвенные затраты, связанные со смертью пациентов; S – средняя заработная плата (Госкомстат); 36 – количество месяцев в 3 годах; Fсм – общая смертность; Собщ – общие затраты (руб.); 100 – фактор пересчета на 100 пациентов, необходимый для учета затрат на ИО, РН, ПР и косвенных затрат. Вследствие того что на момент проведения исследования в списке ДЛО присутствовал только Нейпоген, для адекватного сравнения стоимость изучаемых КСФ использовали данные о розничных ценах в московских аптеках (www.medlux.ru). Последовательно рассчитывали стоимость единицы действующего вещества в упаковке (по формуле 2). Вместо 1 мг использовали 1 мкг или 1 млн ЕД, так как КСФ дозируют в этих единицах (1 млн ЕД=10 мкг). После определения соотношения стоимости Нейпогена и Лейкостима проводили пересчет общих затрат. Изменения описывали в сравнительном аспекте. Полученные данные об общих затратах при применении разных схем ПХТ с использованием в качестве КСФ Нейпогена или Лейкостима использовали для анализа "затраты–эффективность" (расчета соответствующих показателей). Перед тем как непосредственно приступить к вычислению показателей "затраты–эффективность" (CER), данные по затратам и эффективности представляли в сводной таблице, а также в бинарной системе координат, по осям которой откладывали затраты в денежном эквиваленте и эффективность в выбранных единицах. Следующим этапом являлось определение преимущественных (доминирующих) методов лечения (терапий, сравниваемых альтернатив) и исключение дорогостоящих и малоэффективных альтернатив. После определения затрат и эффективности рассчитывали CER для каждой альтернативной медицинской технологии по формуле: CER = C (9) E где CER – показатели "затраты–эффективность", С – затраты, Е – эффективность. Исходя из данной формулы, медицинские технологии, которые имели меньший CER, рассматривали как фармакоэкономически наиболее целесообразные для применения на практике. Анализ эффективности Для сравнения эффективности различных схем ПХТ продвинутых стадий ЛХ использовали данные КИ GHSG. В результате данного КИ был сделан вывод о целесообразности использования схемы BEACOPP-II у пациентов с наибольшим набором неблагоприятных клинических, лабораторных и морфологических факторов. В дальнейшем в КИ этой исследовательской группы была добавлена схема BEACOPP-14, обладающая по сравнению с BEACOPP-II большей эффективностью. На следующем этапе анализировали эффективность ПХТ ЛХ на основе данных медицинской документации о первичных больных, прошедших лечение в ГНЦ РАМН. В качестве показателей эффективности использовали частоту прогрессирования, резистентности, раннего и позднего рецидивирования ЛХ. Из представленных в табл. 2 данных следует, что схема BEACOPP-II наиболее, а M(C)OPP/ABVD наименее эффективна. Эти данные полностью сочетаются с результатами, полученными GHSG. Схема BEACOPP-14 была включена в исследование в качестве альтернативы. Однако вследствие того что эту схему ПХТ начали использовать в ГНЦ РАМН только с 2006 г., отсутствуют достоверные данных о частоте неудачного лечения. Следует отметить, что у всех пациентов после 6 курсов ПХТ достигнута полная ремиссия, это позволяет предположить большую или по меньшей мере равную эффективность этой схемы по сравнению с BEACOPP-esc. Сравнительный анализ эффективности изучаемых КСФ проводили на основе РКИ А.И.Воробьева [8]. В данном КИ выявлено, что применение обоих препаратов КСФ – как Лейкостима, так и Нейпогена – позволило нормализовать показатели нейтрофилов и лейкоцитов у 100% больных. Среднее число введений Лейкостима и Нейпогена, необходимых для коррекции нейтропении, было равным, что свидетельствует о сходной терапевтической эффективности данных препаратов. Следует отметить, что при использовании как Лейкостима, так и Нейпогена для первичной профилактики нейтропении, ее отсутствие к планируемому сроку начала курса химиотерапии наблюдали при использовании обоих препаратов у всех пациентов, что свидетельствует о сопоставимой терапевтической эффективности данных ЛС. Исходя из этого при фармакоэкономическом сравнении Лейкостима и Нейпогена следует использовать метод "минимизации затрат". В ходе анализа затрат были определены схемы ПХТ, требующие наибольших (BEACOPP-II – более 23 млн руб. на 100 чел.), наименьших (BEACOPP-I – более 14 млн руб. на 100 чел.) экономических затрат и занимающие промежуточное положение (COPP-ABVD – более 20 млн руб. на 100 чел. и BEACOPP-14 – около 18 млн руб. на 100 чел.), а также определена структура затрат. Основной вклад (около 70%) в итоговую стоимость при использовании наиболее эффективных схем ПХТ вносят затраты на КСФ (Нейпоген). При сопоставлении данных, полученных при расчете затрат на цитостатические ЛС и Нейпоген, выявлено, что затраты на КСФ примерно в 5 раз больше затрат на цитостатики в схемах BEACOPP-II и BEACOPP-14. На основании полученных данных можно сделать вывод о том, что снижение затрат на КСФ может оказаться одним из приоритетных направлений в снижении общих затрат на лечение больных ЛХ. В свою очередь перспективной областью в этом направлении может явиться использование одного из зарегистрированных в РФ дженериков Нейпогена [11], в частности, зарегистрированного в 2006 г. препарата Лейкостим ("Биокад", Россия). • косвенные затраты • поздние рецидивы • ранние неудачи лечения • инфекционные осложнения • вспомогательная фармакотерапия • КСФ • полихимиотерапия При сравнении стоимости эквивалентных доз КСФ Нейпогена и Лейкостима выявлено, что затраты при применении Лейкостима будут более чем на 30% меньше. В результате расчета установлено, что при замене Нейпогена на Лейкостим общие затраты на все 4 схемы ПХТ становятся сопоставимыми. Таким образом, при замене Нейпогена на Лейкостим более доступными становятся современные высокоэффективные схемы BEACOPP-14 и BEACOPP-II. • косвенные затраты • поздние рецидивы • ранние неудачи лечения • инфекционные осложнения • вспомогательная фармакотерапия • КСФ • полихимиотерапия На следующем этапе исследования проводили сопоставление затрат и эффективности. Данные наносили в виде точек в системе координат "затраты–эффективность" и определяли преимущественные схемы ПХТ и ситуации, при которых имеется необходимость проведения дополнительных исследований с применением таких методов, как "готовность платить", "анализ приращений" и определение "относительной доминанты". При применении в качестве КСФ Нейпогена, дополнительные исследования необходимо проводить при сопоставлении схем BEACOPP-I и -II, BEACOPP-I и -14, COPP/ABVD и BEACOPP-II. При замене Нейпогена на Лейкостим наиболее оптимальной с позиции фармакоэкономики оказывается схема BEACOPP-14. Таким образом, при замене Нейпогена на Лейкостим фармакоэкономически обоснованным становится использование современной схемы BEACOPP-14. Применение дополнительного методического аппарата может понадобиться при выборе между схемой BEACOPP-II и -I. Внедрение в клиническую практику отечественного препарата Лейкостим позволит существенно повысить доступность современных высокоэффективных методов лечения ЛХ для широкого круга российских пациентов. Рассчитанные значения коэффициента "затраты–эффективность" (CER) подтвердили положения, полученные в ходе анализа с применением графического метода. По данным КИ GHSG наиболее эффективными для лечения продвинутых стадий ЛХ являются современные схемы BEACOPP-14 и BEACOPP-II (escalated). Рассчитанные значения специально разработанного показателя ГЖСНЛ (годы жизни, свободные от неудач лечения) для этих схем ПХТ составили 270 и 267 против 237 и 210 для BEACOPP-I и COPP/ABVD соответственно (временной горизонт – 3 года). Проведенный анализ данных о больных ЛХ, пролеченных в ГНЦ РАМН, подтвердил эти данные и дополнил их информацией о ранних неудачах лечения. По данным РКИ А.И.Воробьева, Нейпоген и Лейкостим не имеют статистически достоверной разницы в эффективности. Наибольший вклад в общую стоимость наиболее эффективных схем ПХТ при лечении продвинутых стадий ЛХ вносят КСФ (Нейпоген; около 70%). Стоимость Лейкостима более чем на 30% меньше таковой Нейпогена. При замене Нейпогена на Лейкостим общие затраты при использовании схем BEACOPP-I и BEACOPP-14 практически не различаются. Использование схемы BEACOPP-14 позволяет проводить лечение больных ЛХ амбулаторно. При использовании Нейпогена наилучшим соотношением "затраты–эффективность" обладает схема BEACOPP-I (59,6 тыс. руб/ГЖСНЛ), а при использовании Лейкостима – BEACOPP-14 (52,7 тыс. руб/ГЖСНЛ).

References

  1. Абдулкадыров К. М. Клиническая гематология. Спб.: Питер, 2006.
  2. Воробьев А.И. Руководство по гематологии. В 3 т. М.: Ньюдиамед, 2003; 131–51.
  3. Двойрин В.В., Аксель М.М., Трапезников Н.Н. Статистика злокачественных новообразований в России и некоторых других странах СНГ в 1994 г. М., 1995; 2: 193.
  4. Демина Е.А. Лимфома Ходжкина (лимфогранулематоз). Современная терминология. Тер. архив. 2004; 1: 69–73.
  5. Демина Е.А. Современное лечение лимфомы Ходжкина (лимфогранулематоза). РМЖ. 2002; 10 (2): 1112–24.
  6. Diehl V, Franklin J, Pfreundschuh M et al. Standard and Increased - Dose BEACOPP Chemotherapy Compared with COPP-ABVD for Advanced Hodgkin's Disease. N Engl J Med 2003; 348 (24): 2386–95.
  7. Демина Е.А. Современные представления о лечении первичных больных лимфомой Ходжкина. Онкогематология. 2004; 6 (1).
  8. Connors J.M, Noordijk E.M, Horning S.J. Hodgkin’s Lymphoma: Basing the Treatment on the Evidence. Hematologica 2001; 1: 178–93.
  9. Воробьев А.И., Моисеева Т.Н., Габеева Н.Г. и др. Результаты клинического исследования российского рекомбинантного гранулоцитарного колониестимулирующего фактора Лейкостим. Эффективн. фармакотер. в онкол., гематол. и радиол. 2006; 2: 2–7.
  10. Engel C; Loeffler M, Schmitz S et al. Acute hematologic toxicity and practicability of dose - intensified BEACOPP chemotherapy for advanced stage Hodgkin's disease. German Hodgkin's Lymphoma Study Group (GHSG). Ann Oncol 2000; 11 (9): 1105–14.
  11. Sieber M, Bredenfeld H, Josting A et al. 14-Day Variant of the Bleomycin, Etoposide, Doxorubicin, Cyclophosphamide, Vincristine, Procarbazine, and Prednisone Regimen in Advanced-Stage Hodgkin’s Lymphoma: Results of a Pilot Study of the German Hodgkin’s Lymphoma Study Group. J Clin Oncol 2003; 21 (Issue 9): 1734–9.
  12. Регистр лекарственных средств России. Энциклопедия лекарств. Вып. 14. М.: РЛС, 2005.
  13. Клиническая онкогематология: Руководство для врачей. Под ред. М.А.Волковой. M.: Медицина, 2001.
  14. Клясова Г.А. Рациональная антибактериальная терапия при критической нейтропении. Consilium Medicum. Инфекции и антимикробная терапия. 2000; 1: 5–12.
  15. Клясова Г.А. Септицемия при нейтропении: алгоритмы диагностики и антибактериальной терапии. Consilium Medicum 2001; 3 (6): 17–24.
  16. О введении в действие стандартных схем амбулаторного лечения больных с заболеваниями системы крови в амбулаторно - поликлинических условиях препаратами, включенными в перечень лекарственных средств и изделий медицинского назначения, отпускаемых по рецептам врачей бесплатно или со скидкой в г. Москве: Приказ Правительства Москвы, 01.08. 2000, №339. Консультант Плюс: Медицина, фармацевтика [Электронный ресурс]. 2006.
  17. Об утверждении отраслевого стандарта 91500.14.0001-2002 "Клинико - экономические исследования. Общие положения: Приказ Министерства здравоохранения РФ, 27.05.2002 г., №163. Консультант Плюс: Медицина, фармацевтика [Электронный ресурс]. 2006.
  18. Чернова Н.Г., Моисеева Т.Н., Кравченко С.К. и др. Эффективность терапии BEACOPP II в лечении больных лимфогранулематозом. Матер. III научно - практической конференции с международным участием (6–8 сентября 2004 г.) Болезнь Ходжкина (Лимфогранулематоз). Петрозаводск, 2004.
  19. Толкушин А.Г., Огрызко Е..В., Ягудина Р.И. и др. Анализ заболеваемости и контингенов больных "злокачественными лимфомами" в Российской Федерации в 2004 г. Вопр. онкол. 2006; 52 (4): 392–7.
  20. Tolkushin A.G, Yagudina R.I, Moiseeva T.N, Habriev R.U. Retrospective comparative pharmacoeconomic analysis of various treatment schemes in patients with advanced Hodgkin’s disease. ISPOR 9th Annual European Congress: Abstracts (28–31 October 2006; Copenhagen, Danmark). Value in health 2006; 9 (6): A282.
  21. Толкушин А.Г., Хабриев Р.У., Моисеева Т.Н., Ягудина Р.И. Использование лекарственных средств при лечении больных лимфогранулематозом. Фармация. 2006; 5: 23–6.
  22. Моисеева Т.Н., Толкушин А.Г., Ягудина Р.И., Хабриев Р.У. Об актуальности фармакоэкономических исследований при лимфогранулематозе. XII Международная специализированная выставка "Аптека-2005": Мат. научной программы (25–28 октября 2005; Москва). М., 2005; с. 62–3.
  23. Воробьев А.И. Руководство по гематологии. М.: Медицина, 1985; 1: 448 с.
  24. Brandt L, Kimby E, Nygren P et al. A systematic overview of chemotherapy effects in Hodgkin’s Disease. Acta Oncol 2001; 40: 185–97.
  25. Diehl V, Stein H, Zollinger R, Connors J.M. Hodgkin’s lymphoma: biology and treatmemt strategies for primary, refractory and relapsed disease. Hematology 2003; 1: 225–47.
  26. Diehl V, Behringer K. Could BEACOPP Be the New Standard for the Treatment of Advanced Hodgkin's Lymphoma (HL)? Cancer Invest 2006; 24 (7): 713–7.
  27. Urba W, Longo D. Hodgkin’s disease. N Engl J Med 1992; 326: 678–87.

Statistics

Views

Abstract - 89

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies