The first results of the national programme for the diagnosis and treatment of HER2-positive breast cancer in Turkmenistan

Abstract


Abstract The article deals with the changes in diagnosis and treatment of early and advanced HER2-positive breast cancer (BC) in Turkmenistan during 2010-2018. Early BC detection programme started in Turkmenistan in the year 2010 and the percentage of stage I-II BC detection in the country increased by 8.8% and reached 69.6% in 2017. Automated HER2-testing method in diagnostic breast tumors was carried out in December 2016; the number of immunohistochemical studies was increased in 2 times from December 2016 to December 2017 and the percentage of HER2 status assessment in patients with newly diagnosed disease reached 99%. The central programme of targeted therapy for HER2-positive BC with trastuzumab and pertuzumab, first in patients with advanced-stage cancer, and then in patients with early HER2-positive BC started within the country in 2016. The first results of the application of anti-HER2 therapy in Turkmenistan of advanced-stage cancer showed promising results: the higher clinical efficacy and favourable safety profile in the treatment. The first results of anti-HER2 blockade in the neoadjuvant chemotherapy confirmed the high percentage of the complete morphological regression in HER2-positive BC, and gave us hope for the future associated with higher survival rates.

Full Text

Структуре онкологической заболеваемости женского населения Туркменистана рак молочной железы (РМЖ) занимает лидирующее место, в 2016 г. заболеваемость РМЖ составила 16,7 случая на 100 тыс. женского населения. Улучшение диагностических возможностей, а также обширная просветительская работа с женским населением страны привели к росту выявляемости РМЖ на I-II стадиях на 8,8%. В 2017 г. доля РМЖ I-II стадии в Туркменистане достигла 69,6%. Улучшение результатов лечения РМЖ невозможно без мультидисциплинарного подхода, основанного на биологических особенностях опухоли [1, 2]. Среди биологических подтипов опухоли особенно выделяется HER2-положительный РМЖ, обладающий агрессивным течением, резистентностью к стандартным режимам лечения, ранним висцеральным метастазированием, а также склонностью к поражению головного мозга [3]. Первым таргетным препаратом для лечения HER2-положительного РМЖ стал трастузумаб. Начиная с 1998 г. трастузумаб стал успешно применяться для лечения HER2-позитивного метастатического РМЖ, а затем вошел в клиническую практику для адъювантной и неоадъювантной терапии HER2-положительного раннего РМЖ [4]. Однако для решения вопроса о назначении анти-HER2-терапии необходима информация о HER2-статусе опухоли, полученная при иммуногистохимическом (ИГХ) или генетическом исследовании опухоли [5]. Определение экспрессии HER2-статуса при РМЖ в Туркменистане на базе НКЦО Туркменистана стало возможным с июля 2010 г. Однако изначально ИГХ-исследование выполнялось ручным методом, что являлось довольно трудоемким процессом. С декабря 2016 г. HER2-тестирование опухолей молочной железы стало проводиться на базе НКЦО с помощью автоматизированной системы Ventana BMK XT. Объемы проведенных ИГХ-исследований по определению HER2-статуса выросли в 2 раза за период с декабря 2016 по декабрь 2017 г., а доля определения HER2-статуса у пациенток с вновь выявленным заболеванием достигла 99% (см. рисунок). Частота выявления HER2-положительного РМЖ составила 18,9%, что полностью согласуется с результатами HER2-тестирования в других странах [6, 7]. Возможности нового оборудования позволяют также оценивать наличие амплификации гена HER2 путем in situ-гибридизации (SISH, CISH, FISH). В течение 1 года в изученных 35 образцах с неопределенным результатом HER2-тестирования (HER2-2+) амплификация гена HER2 была выявлена у 12 пациенток, что позволило им назначить таргетную терапию. Наряду с улучшением диагностики РМЖ с 2016 г. реализуется программа здравоохранения Туркменистана по доступу к анти-HER2-терапии. В Туркменистане для лечения больных HER-2-позитивным РМЖ зарегистрировано три таргетных препарата: трастузумаб, пертузумаб, трастузумаб - эмтанзин. Первый назначается на всех этапах терапии - в неоадъювантном и адъювантном режимах, а также при лечении метастатического РМЖ. Применение трастузумаба в адъювантном режиме в общемировой практике показало значимое снижение риска рецидива и смерти от РМЖ [8, 9]. В соответствии с мировыми рекомендациями по адъювантной терапии раннего HER2-положительного РМЖ у наших пациенток трастузумаб применялся после окончания химиотерапии антрациклинами, в комбинации с паклитакселом или доцетакселом [10-12]. Из 127 пациенток с HER2-положительным РМЖ, получавших таргетное лечение за период с декабря 2016 по февраль 2018 г., 76 больных получили адъювантную терапию трастузумабом: с I стадией - 2 пациентки, IIА стадией - 27, IIВ стадией - 26, IIIА-С стадией - 21 больная. В настоящее время данные пациентки находятся на динамическом наблюдении у онкологов. Неоадъювантное лечение, первичной целью которого было достижение операбельного статуса при неоперабельном местно-распространенном РМЖ, в настоящее время становится значимым и при ранних стадиях заболевания [13-17]. Степень морфологического регресса опухоли является важнейшим показателем непосредственной оценки эффективности неоадъювантного лечения, позволяющим повысить радикальность и косметические результаты хирургического лечения больных РМЖ [1, 4]. Последовательные комбинации антрациклинов и таксанов - наиболее часто применяемый режим неоадъювантной химиотерапии при всех биологических подтипах РМЖ, ассоциируется с высокой частотой клинического и морфологического ответа. По данным крупных рандомизированных исследований, усиление анти-HER2-блокады в неоадъювантных режимах (трастузумаб + пертузумаб) приводит к увеличению частоты полных морфологических регрессий [18, 19]. В клинике НКЦО Туркменистана за период с октября 2017 по март 2018 г. 15 пациенток с HER-2-положительным РМЖ IIB-IIIC стадии получали таргетную терапию в неоадъювантном режиме. Больным проводилось 4 курса АС (доксорубицин, циклофосфан), с дальнейшим переключением на еженедельное введение паклитаксела 80 мг/м2, 12 введений, одновременно с введением трастузумаба ± пертузумаба каждые 3 нед. К настоящему времени прооперированы 10 больных (4 пациентки получали двойную анти-HER2-блокаду в неоадъювантном режиме; 6 - химиотерапию с трастузумабом). Частота достижения полного морфологического ответа (4 степени, по классификации Г.А.Лавниковой) составила 50% (3 из 6 пациенток, получивших неоадъювантную химиотерапию с трастузумабом), частичный ответ (патоморфоз 2-й степени) отмечен у 1 больной и у 2 - выраженный ответ (патоморфоз 3-й степени). У пациенток, получивших двойную анти-HER2-блокаду в неоадъювантном режиме, доля полных морфологических регрессий составила 50% (2 из 4 пациенток), а еще у 2 женщин ответ опухоли на лечение был выраженным (3-я степень лекарственного патоморфоза). Пациентки продолжают адъювантную терапию трастузумабом. У 36 пациенток с метастатическим HER2-положительным РМЖ проводилась таргетная терапия трастузумабом (20 пациенток) или комбинацией трастузумаб + пертузумаб (16 пациенток). Период наблюдения за пациентками составил 14 мес. У 8 пациенток отмечалось прогрессирование заболевания, они получали дальнейшую терапию Кадсилой; у 17 больных отмечена стабилизация заболевания, у 10 - частичный ответ и у 1 пациентки - полный регресс всех проявлений заболевания. Одним из самых распространенных нежелательных явлений при проведении таргетной анти-HER2-терапии является нарушение фракции выброса левого желудочка (ФВЛЖ) [3, 4, 18, 19]. В НКЦО Туркменистана проводился мониторинг ФВЛЖ каждые 3 мес. У 3 больных отмечалось снижение ФВЛЖ<50%, носившее обратимый характер, не повлекшее прекращения лечения. У 1 пациентки на лечении трастузумабом отмечалось нарушение сердечного ритма, спустя 1 мес после лечения кардиолога пациентка продолжила таргетную терапию. Таким образом, благодаря комплексной национальной программе Туркменистана по улучшению морфологической диагностики и доступу к анти-HER2-терапии появилась возможность проведения эффективной терапии больным с HER2-положительным РМЖ. Лечение трастузумабом или комбинацией трастузумаба и пертузумаба позволило добиться высоких показателей эффективности лечения. У пациенток, получивших неоадъювантную терапию с анти-HER2-блокадой, в половине случаев был достигнут полный морфологический ответ, что позволяет предположить высокие показатели выживаемости у данных пациенток в будущем. Активное внедрение анти-HER2-блокады в адъювантные режимы лечения раннего HER2-положительного РМЖ у пациенток Туркменистана позволяет надеяться на существенное снижение риска рецидива и смерти от РМЖ. Сведения об авторах

About the authors

M B Berdimyradova

Scientific and Clinical Center of Oncology of the Ministry of Health and Medical Industry of Turkmenistan

Ashgabat, pr. Archabil

S M Khadjiev

Scientific and Clinical Center of Oncology of the Ministry of Health and Medical Industry of Turkmenistan

Email: serdar.meredovich71@mail.ru
Ashgabat, pr. Archabil

D N Khommadova

Scientific and Clinical Center of Oncology of the Ministry of Health and Medical Industry of Turkmenistan

Ashgabat, pr. Archabil

G O Polatova

Scientific and Clinical Center of Oncology of the Ministry of Health and Medical Industry of Turkmenistan

Ashgabat, pr. Archabil

A O Kakajanova

Scientific and Clinical Center of Oncology of the Ministry of Health and Medical Industry of Turkmenistan

Ashgabat, pr. Archabil

Ch B Batyrov

Scientific and Clinical Center of Oncology of the Ministry of Health and Medical Industry of Turkmenistan

Ashgabat, pr. Archabil

D N Penayev

Scientific and Clinical Center of Oncology of the Ministry of Health and Medical Industry of Turkmenistan

Ashgabat, pr. Archabil

B G Agayeva

Scientific and Clinical Center of Oncology of the Ministry of Health and Medical Industry of Turkmenistan

Ashgabat, pr. Archabil

G A Annaberdiyeva

Scientific and Clinical Center of Oncology of the Ministry of Health and Medical Industry of Turkmenistan

Ashgabat, pr. Archabil

References

  1. Колядина И.В., Поддубная И.В., Павликова О.А. и др. Эволюция неоадъювантного подхода при первично-операбельном раке молочной железы в последнюю декаду: модный тренд или реальная клиническая практика? Современная Онкология. 2017; 19 (1): 9-16
  2. Колядина И.В., Поддубная И.В., van de Velde C.J.H. и др. Биологическая и прогностическая роль размера опухоли (T1а, T1b и T1c) при раке молочной железы I стадии (опыт международного сотрудничества). Совр. технологии в медицине. 2014; 6 (3): 28-35.
  3. Capelan M, Pugliano L, de Azambuja E et al. Pertuzumab: new hope for patients with HER2-positive breast cancer. Ann Oncol 2013; 24 (Issue 2): 273-82. https://doi.org/10.1093/annonc/mds328
  4. Колядина И.В., Поддубная И.В. Современные возможности терапии HER2-положительного рака молочной железы (по материалам клинических исследований). Современная онкология. 2014; 4: 10-20.]
  5. Франк Г.А., Завалишина Л.Э., Данилова Н.В. и др. Морфологическое исследование HER2-статуса рака молочной железы и желудка. Методические рекомендации и атлас. Архив патологии. 2013; 75: 2.
  6. Поддубная И.В., Франк Г.А., Ягудина Р.И. и др. Результаты эпидемиологической программы скрининга HER2-статуса у пациенток с раком молочной железы в федеральных округах Российской Федерации за 2015 г. Современная Онкология. 2016; 18 (3): 19-26.
  7. Поддубная И.В., Колядина И.В., Калашников Н.Д. и др. Популяционный «портрет» рака молочной железы в России: анализ данных российского регистра. Современная Онкология. 2015; 17 (1): 25-9.
  8. Иванов В.Г., Жильцова Е.К., Иванова О.А., Бараш Н.Ю. Критерии оценки эффективности неоадъювантных и адъювантных методов лечения рака молочной железы. Злокачественные опухоли. 2013; 3: 35-41. doi: 10.18027/2224-5057-2013-3-35-41
  9. Колядина И.В., Поддубная И.В., Франк Г.А. и др. Гетерогенность рака молочной железы I стадии: биологическое и прогностическое значение. Злокачественные опухоли. 2015; 1 (12): 31-40
  10. Coates A.S, Winer E.P, Goldhirsch A et al. Tailoring therapies - improving the management of early breast cancer: St Gallen International Expert Consensus on the Primary Therapy of Early Breast Cancer 2015. Ann Oncol 2015; 26: 1533-46. http://dx.doi.org/10.1093/annonc/mdv221
  11. Senkus E, Kyriakides S, Onho S et al. Primary breast cancer: ESMO Clinical Practice Guidelines for diagnosis, treatment and follow-up. Ann Oncol 2015; 26: v8-30. http://dx.doi.org/10.1093/annonc/mdv298
  12. Gradishar W.J, Anderson B.O, Balassanian R et al. Breast cancer (Version 2.2016) National Comprehensive Cancer Network; 2016. https://www/nccn.org/professionals/physician_gls/pdf/breast.pdf
  13. Москвина Л.В., Андреева Ю.Ю., Илатовская М.Е. и др. Современный подход к диагностике и оценке лечебного эффекта неоадъювантной терапии при раке молочной железы. Злокачественные опухоли. 2017; 1 (22): 38-41.
  14. Cain H, Macpherson I.R, Beresford M. et al. Dixon Neoadjuvant therapy in early breast cancer: treatment considerations and common debates in practice. J Clin Oncol 2017; 29: 642-52.
  15. Woolmark N, Wang J, Mamounas E et al. Preoperative chemotherapy in patients with operable breast cancer: nine-year results from National Surgical Adjuvant Breast and Bowel Project B-18. J Natl Cancer lnst Monogr 2001; 2001: 96-102. http://dx/doi/org/10/1093/ oxfordjournals.jncimonographs.a003469
  16. Van der Hage J.A, van de Velde C.J, Julien J.P. et al. Preoperative chemotherapy in primary operable breast cancer: results from the European Organization for Research and Treatment of Cancer trial 10902. J Clin Oncol 2001; 29: 4224-37. http://dx.doi.org/10.1200/jco. 2001.19.22.4224
  17. Mauri D, Pavlidis N, Iaonnidis J.P.A. Neoadjuvant versus adjuvant systemic treatment in breast cancer: a meta-analysis. J Natl Cancer Inst 2005; 97.
  18. Белохвостова А.С., Рагулин Ю.А. Возможности терапии HER-2-позитивного местно-распространенного рака молочной железы. Опухоли женской репродуктивной системы. 2015; 1
  19. Gianni L, Pienkowski T, Im Y.H. et al. Efficacy and safety of neo-adjuvant pertuzumab and trastuzumab in women with locally advanced, inflammatory, or early HER2-positive breast cancer (NeoSphere): a randomised multicentre, open-label, phase 2 trial. Lancet Oncol 2011; 13 (1): 25-32. doi: 10.1016/S1470-2045(11)70336-9

Statistics

Views

Abstract - 61

PDF (Russian) - 9

Cited-By


PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies